Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

О развитии потребительства в КНР

Одним из наиболее важных вопросов в формировании подходов китайского правительства к социально-экономическому развитию страны на ближайшее десятилетие станет превращение около 800 млн китайских трудящихся /в том числе, 250 млн рабочих-мигрантов/ в полноценных потребителей. "Для системы, которая уже достигла пределов своего экономического роста, эта мера является политическим императивом и призвана стать средством укрепления социальной стабильности и безопасности на ближайшие двадцать лет", - отмечается в статье, опубликованной американским аналитическим агентством Стратфор 6 февраля.



С этой целью Госсовет КНР 5 февраля обнародовал долгожданный план, который должен помочь сократить разрыв в доходах между различными социальными слоями Китая за счёт увеличения минимальной заработной платы до 40 проц в пересчёте от средней зарплаты в конкретной провинции. "Эта инициатива, которая в течение последнего десятилетия сталкивалась с огромным политическим сопротивлением, отражает смещение политических, социальных и экономических приоритетов Пекина", - отмечается в статье.
"В течение почти 30 лет Пекин опирался на ориентированную на экспорт модель экономического роста, которая помогла ему аккумулировать огромный капитал и создать в стране ситуацию почти всеобщей занятости. Тем не менее, поддержка этой модели часто осуществлялась в ущерб эффективности производства, производительности, а также покупательной способности обычных китайских граждан. Теперь, когда внутренние инвестиции стали основной движущей силой экономического роста и спрос на китайские товары за рубежом снизился, центральное правительство понимает, что оно должно перейти от этой модели к другой, основанной на более надёжной и прочной базе, а именно на базе внутреннего потребления", - отмечается в статье.
Этот сдвиг внимания правительства происходит в то время, когда малые и средние производители /которые входят в число крупнейших китайских работодателей/ уже ослаблены падением внешнего спроса, ростом затрат на производство и ограничением доступа к государственным кредитам. В сочетании с сильным политическим сопротивлением, которое меры по повышению заработной платы и улучшению условий труда, скорее всего, встретят со стороны государственных предприятий и местных правительств, эти условия поставили Пекин в безвыходное положение, отмечается в статье. С одной стороны, центральное правительство признаёт, что для стимулирования внутреннего потребления оно должно продолжать повышать заработную плату и реализовывать другие меры, призванные повысить доверие потребителей /например, расширить их доступ к получению медико-санитарной помощи и системе социальной защиты, а также к приобретению доступного жилья/. С другой стороны, правительство понимает, что слишком быстрое повышение заработной платы или проведение других реформ, которые увеличили бы финансовую нагрузку на производителей и местные органы власти, может спровоцировать коллапс в секторе обрабатывающей промышленности, и поставить под угрозу основной социальный и политический императив для Пекина, а именно, занятость населения, пишет Стратфор.
Потребность сбалансировать китайскую экономику, уводя её при помощи государственных вливаний от чрезмерной зависимости от экспорта по направлению к увеличению внутреннего потребления, стала движущей силой большинства основных социально-экономических инициатив КПК в течение последнего десятилетия, в том числе урбанизацию внутренних районов страны и попыток реформировать систему прописки /хукоу/. Как подчёркивает американское аналитическое агентство, об этой потребности говорят в своих публичных речах политические деятели КНР. За последние два месяца будущий премьер Госсовета КНР Ли Кэцян неоднократно подчёркивал важность урбанизации в качестве основы поддержания долгосрочной экономической стабильности в КНР. В своей речи 29 января премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао также призвал к активизации усилий по повышению уровня жизни сельского населения КНР. Выступления Ли Кэцяна и Вэнь Цзябао - также, как многочисленные высказывания других китайских политиков относительно необходимости повышения заработной платы и улучшения условий труда - косвенно указывают также и на другие проблемы: на необходимость урбанизации, улучшения социального обеспечения, выравнивание доходов. Но в конечном итоге эти выступления нацелены на одно — они призваны укрепить базу внутреннего потребления.
Китай на сегодняшний день демонстрирует самые низкие показатели внутреннего потребления из всех крупных экономик, развитых или развивающихся, отмечает Стратфор. В прошлом году среднее частное потребление в процентах ВВП упало в Китае до 37 проц, что намного ниже, чем показатели Индии, Индонезии или Германии /57 проц/, Японии /60 проц/ и даже Южной Кореи /53 проц/. Ни Япония, ни Южная Корея не сталкивались с падением внутреннего потребления ниже 50 проц от ВВП даже в периоды быстрого роста экономики в связи с увеличением экспорта. На самом деле, отмечается в статье, "такое низкое внутреннее потребление наблюдается или у совсем крошечных стран /Люксембург, Бутан/ или у тех стран, которые почти полностью зависят от экспорта энергоресурсов /например, Азербайджан/".
Внутренняя потребительская база Китая однозначно слаба в сравнение с объёмами его экономики, отмечается в статье. Для демонстрации этого Стратфор приводит пример США - крупнейшего торгового партнёра Пекина - , где среднее частное потребление в процентах ВВП равняется примерно 72 проц. Наибольшее беспокойство у новых китайских лидеров вызывает тот факт, что за последнее десятилетие потребление китайских домашних хозяйств снизилось, несмотря на общий рост китайской экономики.
В 2000 году потребление домашних хозяйство в КНР составляло в процентах ВВП 47 проц, в это же время объёмы экспорта составляли в процентах от ВВП 23 проц. К 2006 году потребление домашних хозяйств в процентах ВВП снизилось уже до 35 проц, а на экспорт приходилось уже 39 проц. В 2008 году разразился финансовый кризис и внешний спрос на китайские товары снизился, соответственно, сократился китайский экспорт в процентах ВВП. Но учитывая то, что китайские потребители были не в состоянии заполнить брешь от снижения экспорта /и это особенно верно в отношении настоящего времени, когда многие из них сталкиваются с ситуацией возможной будущей безработицы/, Пекин в начале 2009 года задействовал чрезвычайный план по стимулированию потребления.
Глубина зависимости Китая от американских и европейских потребителей до 2008 года лучше всего может быть проиллюстрирована масштабностью ответа Пекина на внезапное падение внешнего спроса на китайские товары, полагает Стратфор. В период между 2008 и 2010 годами центральное правительство перекачало при помощи кредитов в китайскую экономику около 27 трлн юаней /4,3 трлн долл США/. Большая часть этих средств пошла на развитие инфраструктуры и строительство недвижимости, которая вскоре превратилась в ключевой фактор экономического роста /на неё приходилось до 46 проц ВВП в 2009 году/. Хотя долгосрочной целью бюджетного стимулирования экономики было формирование в китайских городах основы надёжной базы отечественных потребителей /в первую очередь, в прибрежных, а затем и во внутренних областях страны/, непосредственным эффектом правительственных мер стало снижение доли потребительских расходов до такого уровня, каким он не был и во времена роста ориентированной на экспорт экономической модели. На протяжении 2009 и 2010 года потребление домашних хозяйств, в процентах ВВП колебалось на уровне от 33 до 34 проц, несмотря на значительное повышение заработной платы в течение предыдущего десятилетия, пишет Стратфор.
Hа протяжении большей части последнего десятилетия слабая потребительская база не была основным источником беспокойства для Китая. Слабое внутреннее потребление было неразрывно связано с проводимой центральным правительством политикой, направленной на рост ориентированной на экспорт экономики. "Для китайских политиков слабое частное потребление и надёжный, конкурентоспособный экспортный сектор были двумя сторонами одной медали. Для того, чтобы иметь сильную базу частных потребителей внутри страны, было необходимо повысить доход относительно прожиточного минимума /а также предоставить широким слоям населения доступ к системе социальной защиты, что оказало бы огромное финансовое давление на прибрежные муниципальные органы власти/, что также означало бы необходимость значительного повышения заработной платы. Но высокая заработная плата была "проклятием" для китайской модели роста, которая была основана на способности прибрежных производств производить недорогие товары", - отмечает Стратфор.
Устойчивая конкурентоспособность экспорта означала для Пекина две вещи: приток капитала /в виде сальдо торгового баланса от основных экспортных партнёров Китая, а также приток сберегательных депозитов от работников, занятых на производствах в прибрежных районах страны/ и занятость населения. Дальнейшее расширение экспортного сектора обеспечило ещё больше пространства для поглощения избыточной рабочей силы, а бесконечный приток дешёвой молодой рабочей силы из внутренних районов страны, в свою очередь, гарантировал продолжение роста и конкурентоспособности в экспортном секторе. Снижение среднего частного потребления /как отражение низкой заработной платы, высоких сбережений и значительного значительного труда/ рассматривалось в качестве приемлемой временной цены за успех экономической модели. Эта модель служила конкретной экономической цели — накоплению капитала со стороны государства — и позволила Пекину сдержать своё обещание по обеспечению занятости и росту процветания китайского народа, отмечается в статье.
Теперь, пишет Стратфор, маловероятно, что Китай восстановит своё звание "мастерской мира". "Даже в том случае, если амбициозный план КПК по превращению внутренних районов страны в новые производственные и промышленные базы страны увенчается успехом, Пекин будет стремиться отойти от старой ориентированной на экспорт модели", - пишет американское агентство. Пекин делает это при весьма заметном сопротивлении со стороны значительного и связанного с государством промышленного сектора, который слабо заинтересован в том, чтобы отказаться от контроля над ключевыми секторами страны. Даже если Пекин окажется в силах сломать монополию государственного сектора на кредитование и расходы, например, путём либерализации контроля за движением капитала и разрешением частного кредитования, он столкнётся с ещё более глубоко укоренённой проблемой: социальным и культурным нежеланием китайцев тратить деньги. "Создание по-настоящему широкой потребительской культуры в Китае должно значить больше, чем просто повышение заработной платы и предоставление доступа рабочих к социальным услугам и доступному жилью. И это займёт время", - делают вывод американские аналитики.

Tags: китайская экономика, китайский опыт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments