Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

Интервью Виталия Третьякова



Интересное всеобъемлюющее интервью Виталия Третьякова еженедельнику "2000".
Прим.: обратите внимание на "Принцип иголки". Очень интересная и правильная методика, не раз успешно обкатанная на практике. На мой взгляд, это гораздо эффективная методика засекречивания, чем то, что практикуют в Постсоветье. Рекомендую к действию.
 
Несколько тезисов из интервью:


- На ваш взгляд, что на самом деле мешает Украине и России найти общий язык по спорным вопросам, чтобы забыть все плохое и двигаться вперед вместе?
— Как ни странно, мешает то, что мы с вами на самом деле единый народ. Я так считаю. Не скажу за всю разноликую российскую элиту, но мои личные претензии к украинской политике снялись бы целиком, если бы ваше государство называлось, скажем, украино-русская республика. Ведь Украину образуют на самом деле два государствообразующих народа. Проблема только в том, что кое-кто отказывается это признать. А раз так, к тому же одна часть народа у вас хочет управлять монопольно всем и вся, то и внутри самой Украины до сих пор не найден этот самый общий язык. И она сама едва может двигаться куда-либо, тем более вместе с Россией.
Что касается российско-украинских отношений, многое омрачают их интерпретации. Вот Крым, Севастополь. Пребывание российского флота здесь почему-то частью украинских политиков трактуется не иначе как факт чужой оккупационной военной силы. При этом будто все забывают, что флот и база в Севастополе — совсем специальная история по происхождению, по вхождению самого Крыма в состав Российского государства. Да и вся последующая история Крыма очень специфична.
Те же политики, видящие в России исключительное зло, как черт ладана боятся учитывать мнение самого Крыма. Да, он сегодня входит в состав Украины. Но Крым есть Крым. Я думаю, все проблемы бы снялись, если бы эти же политические деятели не видели Украину лишь как враждебное России государство и Украина была русско-украинской демократической республикой с соответствующим построением властной вертикали и горизонтали. В конце концов мы пришли бы к некоему кондоминиуму и совместному владению тем же Крымом. Идеальный вариант — лет на 100. За это время нашлось бы иное решение.

— Как известно, Украина в силу специфики ее элит все еще продолжает свой тернистый путь в Европу. Как вы считаете, чем чреват для нее этот курс?
— Через 10—15 лет уж точно оформится распад того Евросоюза, который мы знаем. И почти все признаки налицо — новое великое переселение внутри Европы, изменение границ и т. д. Нужно быть к этому готовым всем, кто всерьез думает о стратегических национальных интересах своего государства, каким бы кто его ни видел.
Восточноевропейский союз, который носил название Российской империи, а затем Советского Союза, теперь консолидируется вновь, и это тоже очевидная тенденция. Другое дело, если бы российское руководство проводило более грамотную внешнюю политику, думаю, и процесс шел бы эффективней. Но давайте не забывать вот что: самый первый проект Евросоюза на территории континента — это не тот, что нынче в Брюсселе, а как раз Советский Союз. Он ведь создавался под лозунгом «Соединенные Штаты Европы» и был не взят Лениным с потолка, а заимствован у видных европейских мыслителей, которых он уважал и изучал. ЕС №2 был создан много позже — на основе нашего с вами позитивного и негативного опыта. Впрочем, к сожалению или к счастью, идет он по тому же пути безмерного расширения и заката. Если ты ешь до бесконечности, то каким бы демократом ни был, организм этого не выдерживает и погибает.
Вот на пороге коллапса сегодня и Евросоюз — вслед за СССР. Наблюдая конец Союза воочию, будучи уже тогда не последним журналистом в стране, я вижу то же самое и у них. Сегодняшние греки и немцы — то же, что отношения Грузии и России в конце перестройки. Грузины заявили, мол, они нас кормят и вообще Москва их обкрадывает. Сегодня, когда перестали «обкрадывать», чуть ли не вся их интеллигенция перебралась в Москву — жить в свободной Грузии без света и газа стало невыносимо. И грузинская интеллигенция вспоминает советское время как свой золотой век, когда сама Грузия больше кутила, чем работала. Так вот, тот же спор сейчас между немцами и греками. Причем за греками на подходе и остальные. Пока их уговаривают остаться. Но тут как раз и может подкоситься весь этот карточный домик. Просто аналогичный сценарий и алгоритм распада.

— Вместо того чтобы восстанавливать связи, наши страны пока ведут друг против друга информационные войны. Например, в газовой сфере. Однако РФ, судя по всему, регулярно одерживает в них победы.
— Серьезно? Войны? И Россия одерживает победы? Хорошо, конечно, что одерживает, я, право, и не думал об этом. Не скажу, что отслеживаю победы и поражения г-на Миллера, но все, что наблюдаю по российским СМИ, — не более чем сонливая перебранка. То, что вы называете информационной войной, этого в российских СМИ я не вижу — удивляет сам вопрос. Скорее всего, на ваших страницах, т.е. на Украине и именно перьями ваших журналистов, эта война и ведется для внутреннего пользователя.
А что касается РФ, она за эти 20 лет не очень-то и умеет одерживать какие-то победы. Особенно в войнах информационных. Наш правящий класс пока по-разному понимает интересы России, точнее — понимает свои собственные интересы, хотя обозначает их как интересы всей России. Я знаю много примеров того, как тот же российский бизнес, в т. ч. на территории Украины, действовал на самом деле прямо против национальных интересов России, даже против официальной ее линии.
А что касается нашего журналистского сообщества, я вообще не наблюдаю в нем консолидированности — даже по самым принципиальным вопросам. Сегодня российская журналистика — полная противоположность журналистике американской, где, если запускается очередная кампания по свержению очередного Хусейна, как по команде все начинают петь единым хором.

— Что же вы в таком случае предлагаете?
— Я хорошо осознаю, что украинская политика сидения на двух стульях, доения Брюсселя и Москвы — просто генеральная линия всего украинского бытия от Кравчука до Януковича. С одной стороны, считаю, что это неправильно. Но с другой — не могу же я поменять ваш национальный характер. Очевидно, все это какая-то константа. И также очевидно, что однажды придет на Украине политик, который скажет: все, от такой двойной игры отказываемся! Кстати, Ющенко этого и хотел, хотя и с отрицательным для России и интересов большинства Украины знаком. С третьего тура выиграл, но, как оказалось, руки, в которые доверили «оранжевое знамя», сами и загубили «оранжевую» идею.
Мой прогноз: вся эта возня и наше малосодержательное переругивание будет идти до тех пор, пока ЕС как основа официальной украинской государственной идеологии не начнет расщепляться. Первые признаки этого распада мы именно сейчас и наблюдаем.
Нашим народам сегодня подбрасывают ложные поводы и мишени для распрей. Но если на Украине кто-то думает, что все зло только от России, что остальные в этом мире чисты, и есть лишь два мерзавца — Кремль и «Газпром», — это грубейшее заблуждение, направленное против украинских же интересов.
Вот есть такое государство — Иран. Очередная мишень «демократии». В Иране сегодня почему-то регулярно местные физики-ядерщики, работающие в государственных ядерных программах, погибают от рук каких-то снайперов и террористов. Видимо, ради чьих-то особо важных энергетических интересов. Вообще в этом мире многое нынче делается слишком уж жесткими, я бы заметил, отнюдь не демократическими методами. Всюду таинственные смерти политиков — даже в демократической Грузии премьер-министр Зураб Жвания «умудрился» задохнуться в своей квартире от угарного газа. А вы говорите про какие-то там украинско-российские информационные войны...

(.....)

— Действительно ли внутри российской власти продолжается конфликт интересов? Что же это за влиятельная группа, желающая бороться против Путина?

Конфликт обеих команд — свершившийся факт. Просто в реальности одни люди борются с Путиным публично и ходят на площади. Другие — понемногу проникают в систему, вливаются в новые команды теперь уже президента Путина и премьера Медведева. Могу сказать, что делают они это небезуспешно, теперь готовятся бороться изнутри. Президент и премьер, конечно, встречаются в Красной поляне, катаются вместе на лыжах, сидят рядом на концертах. Но является ли договоренностью Путина и Медведева то, что их команды будут бороться, а сами они едины, или их личные взаимоотношения окончательно испорчены и теперь они просто скрывают это, — пока остается вопросом и для меня.
Однако идеологические расхождения между их командами уже отчетливо проявились. Против Путина работают конкретные фигуры, и одним из таких влиятельных идеологов либеральных сил в России является мой друг (и в то же время идеологический оппонент) Игорь Юргенс. Он не самый главный у них, но его идеология максимально честна, конкретна и она проста как три копейки. Ее суть: в этой стране народ недоделанный. Его история отвратительна. А значит, надо все поменять, чтобы все было как в Швейцарии.

— Что же такие «противники» свободы, как вы, им обычно отвечают?
— Во-первых, никогда нигде не будет, как в Швейцарии, вы лишь снова испортите все хорошее, что есть. Россия специфическая страна — гигантские свободные пространства. А во-вторых, это государство существует уже 1150 лет. Из них последние 550 лет оно живет как абсолютно независимое (т. е. мы с вами реально, что хотели, то у себя и делали; другие только мечтают об этом). А значит, оно уже доказало свою историческую состоятельность и эффективность. Так как Россия не исчезла, и сегодня снова в кратком списке сверхдержав, будучи одним из немногих действительно независимых субъектов мировой политики, значит, парадигма ее существования до сих пор была верна.
Это все при таком вот народе, при таких правителях и таких как бы плохих законах. А вот другие как рождались, так и исчезали. А что Америка? Как государство существует всего 200 с небольшим лет. Когда ей будет хотя бы лет 500 — это уже будут равновеликие исторические дистанции. Пока мы в качестве исторического субъекта существуем в 5 раз дольше, чем они. Если они не исчезнут, тогда и поговорим, кто эффективнее. Не исключаю, что эффективнее окажется американское государство. Но вполне может статься, что и наоборот.


Принцип иголки
— И все же то, о чем вы говорите, — ограничения публичные, никем в общем-то неоспариваемые. А как тогда работает контроль и управляемость свободой в реальной политике? Вы же утверждаете, что глобальные медиа (да и многие наши с ними заодно) «поют» единым хором неспроста?
— На Западе рафинированная система ограничений и управления СМИ при формально декларируемой свободе просто раньше всех устоялась и достигла невиданных успехов в имитационном процессе. Как у них работает? Это можно понять на двух аналогиях. Вот у сосны все корни наружу, а у ели — под землей, лишь у начала ствола видны. На Западе эти инструменты манипулирования СМИ, как у ели, — где-то спрятаны под почвой. У России и большинства близких ей стран — как у сосны. Все наружу.
Аналогия вторая. Главные страны Запада и Россия — это великие прежде всего военные державы. У них масса военных и государственных секретов. Но существует всего два метода засекречивания, т.е. создания тайны и сокрытия какой-либо информации от потенциального противника. Как прячут свои «иголки» американцы и русские? Многим кажется, что американский правящий класс, их корпорации и СМИ — сплошь и рядом эдакие добрые и честные парни. Это русские — злодеи и лжецы. На самом деле и там и здесь одни и те же люди. Истории у стран разные и потому разные традиции прятать свои «иголки», т.е. тайну о том, как у них все устроено на самом деле — от военных секретов до политики.
Так вот, у русских «иголка» лежит и вокруг нее создается некая особая зона секретности, чтобы никто не мог к ней подойти и увидеть. На всякий случай секретность еще и максимально расширяют, чтобы к тайне было сложнее добраться — создается еще несколько зон секретности. Противник примерно знает, где «тайна», но что это за тайна — ему не покажут. Этот принцип не при советской власти родился, а воспроизводится у нас давным-давно.
Как же американцы прячут секрет? Они рассыпают миллион «иголок» и среди этого моря «теряют» ту самую настоящую и таинственную. А поди разберись, где же на самом деле у них тайник. Таковы принципиально разные подходы.

— Но как эта управляемость работает у них в реальных условиях?
— Конечно, телефонного права в таком виде, как у нас, на Западе почти нет. А что есть? Те же главные редакторы, а тем более владельцы СМИ, входят в правящий класс той или иной страны. А у элиты свои интересы, и она их отстаивает. В т.ч. спуская все команды вниз через доверенных людей. Их главный инструментарий — кадровый. Просто ставятся надежные кадры, которые понимают интересы страны точно так же, как их понимает правящий класс. Если не понимают, их просто не назначают и не продвигают дальше.
Я не о теориях заговора — просто делюсь тем, что наблюдал за годы работы на Западе, и знаю по России. И в Москве существуют встречи, некие закрытые клубы, где в т.ч. главные редакторы общаются. У нас общаются не во время игры в гольф, как у них, но теперь и в Москве есть один гольф-клуб, где проходят закрытые встречи ряда очень влиятельных фигур.
Так вот, их правящий класс и элиты сплочены по принципиальным позициям. В частности, по тому, как он понимает национальные интересы страны, в которой правит. В России или на Украине национальные интересы страны разные группы правящего класса понимают по-разному. В Америке теперь различия даже между республиканцами и демократами измеряются миллиметрами. Вот одна группа выступает за введение налога на роскошь и расширение прав на медицинские страховки, а другая — против. Вокруг этой детальки и строится вся их борьба.
Когда правящий класс думает одинаково, то и все его механизмы действуют сплоченно. Да и граждане, общество к этому всему привыкают, со временем теряя способность как-либо оригинально и самостоятельно мыслить. Только в отдельные моменты — когда внутри правящего класса начинается политическая борьба на уничтожение, с компроматом и прочими невегетарианскими методами борьбы — тогда максимально и проявляется свобода слова. В этом смысле свободы сегодня в России и Украине, быть может, куда больше, чем на Западе.

— И все-таки на Западе многим медиа по силам увольнять даже президентов.
— Давайте вспомним известное «уотергейтское дело». Может, кто-то и верит, что два журналиста просто решили разоблачить республиканцев, записывая их закрытые переговоры, чтобы потом опубликовать. Но известный факт: на самом деле это делали за них спецслужбы. Им просто передали, и они опубликовали. Впоследствии получив за это еще и Пулитцеровские премии, и всемирную славу. Но вот по «странному» стечению обстоятельств все это совпало с политической кампанией, после которой президент Никсон должен был уйти в отставку.
Или еще хрестоматийный пример — скандал Клинтона с Моникой Левински. Максимальная публичность. Трансляция по ТВ всех деталей, слушания в сенате. А ведь Клинтона обвиняли не в том, что он что-то не то сделал с Моникой или долго прикидывался «шлангом», доказывая, что то, что было между ними, сексом не считается. Он вынужден был отрицать сам факт под присягой и его тут же обвинили, что под присягой он солгал. А сие по американским законам прямое основание для импичмента.
Но процедура импичмента почему-то не была запущена. Остались шутки, раз в полгода находят очередное платье Моники и все перешло в разделы светской хроники. А пресса внезапно замолкла. Очевидно, американский правящий класс по каким-то причинам решил, что в интересах Америки, чтобы Клинтон досидел до конца срока. Максимальная гласность и нулевой эффект с точки зрения того, ради чего это все могло затеваться на самом деле. Вот так и действует система. Рассыпают миллионы «иголок» и еще свет зажигают...


Средства массового доминирования
— На самом деле странно не то, как ведут себя американские или британские СМИ в своих странах, а то, что если уж Америка или Запад запускают очередную «демократизацию» в каком-то новом регионе, многие украинские, да и российские журналисты тут же начинают «петь» ту же «песнь», что и чиновники в Вашингтоне.
— В отличие от нас, у них осталась вся пропагандистская инфраструктура, работающая со времен «холодной войны». Только теперь методы открытые, в т.ч. к нашему журналистскому цеху. То, что давно называется политикой мягкой силы, — поездки, гранты, семинары. Да, американцы демонстрируют посредством глобальной медийной машины сверхуспешность своей системы. И потому они нравятся примитивному сознанию масс. Другое дело — табу является дискуссия о том, за счет чего они этой успешности добились, за счет какой финансовой и военной политики в мире это стало возможно. А ведь то, что мы видим, — прямая или опосредованная оккупация по сути всего земного шара. Почти нет уголков на планете, где бы не стояли нынче их базы. Если вам это не нравится, с вами интеллигентно (или не очень) разберутся сначала их СМИ. А затем, если понадобится, пришлют и авианосцы.
Казалось бы, в США практически нет государственных СМИ — если не считать тот же «Голос Америки», вещание которого, кстати, на территории США запрещено (т.е. работают они только на внешнего потребителя). Но национальные интересы пресса и телекомпании блюдут как никто. Вспомните еще один пикантный эпизод — знаменитую историю с Колином Пауэллом. Официальный чиновник однажды пробирку с каким-то порошком в СовБезе ООН показал. И утверждал, что в ней бактериологическое оружие. В связи с чем в одной из весьма богатых нефтеносных стран была начата война и гибель мирных людей там продолжается до сих пор. Сам Пауэлл для очистки совести вынужден был потом признать, что никакого оружия в пробирке не было, а порошок ему просто подсыпали подчиненные. Но какая разница, если повод уже отработан?
Заметьте, за год до войны американская пресса и ТВ всех мастей (от республиканской «Вашингтон пост» до демократической «Нью-Йорк таймс») по сути уже ведет психологическую подготовку к войне. В каждом номере начинают рассказывать, что у Хусейна есть не только биологическое или химическое оружие, а чуть ли не ядерное. Если газеты за год до войны ведут кампанию, то подобная политика не могла не готовиться в генштабе, т.е. Объединенном комитете начальников штабов США. Готовилась война, просто для начала нужны были поводы и информационно-психологическая подготовка, целью которой, во-первых, было подавление воли противника. А во-вторых — формирование у собственного населения, а также во всем мире готовности к жертвам. Среди своих элит — готовности к финансированию операции.
Вы спросите: неужели вся их пресса куплена Пентагоном и находится на содержании ЦРУ? Нет. Спустя 5 лет «Вашингнтон пост» и «Нью-Йорк таймс» официально извинились перед читателями за то, что писали накануне войны и что в пробирках Пауэлла оказался обыкновенный мел. Т.е. столпы т.н. мировой демократической прессы, где работает много лауреатов Пулитцеровской премии, извиняются за то, что они поверили каким-то не тем источникам! Это похоже на то, как у меня на журфаке студент-первокурсник, нарушая главный принцип журналистики, извиняется, что случайно забыл проверить информацию у второго независимого источника. Кстати, бывший канцлер Германии Герхард Шредер эту историю описывает в мемуарах, вспоминая, что в противовес США пробовал по Ираку занять иную позицию. За это его тут же облили грязью американские и британские СМИ. Вот вам и солидарность т.н. свободной прессы.

Полный текст интервью: http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/realii/80946..



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments