Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

Китай-Украина-газ

Китай, Украина и газ…
Вадим Чупрун: «Подальше от политики, побольше бизнеса и взаимного интереса»

Украинская газотранспортная система уникальна, она способна работать еще многие десятилетия, и ее нельзя ничем заменить. Такое убеждение в эксклюзивном интервью собственному корреспонденту «Укринформа» в Китае высказал заместитель председателя правления «Нефтегаза Украины» Вадим Чупрун. Он рассказал об участии НАК «Нефтегаз Украины» в 12-й китайской международной выставке нефтяного и нефтехимического оборудования и технологий (CIPPE-2012), которая проходила в столице КНР 19-21 марта сего года, о перспективах сотрудничества в энергетической сфере между Украиной и Китаем. А также о других актуальных направлениях в деятельности НАК, такой важной для всей Украины.


Вадим Прокофьевич, «Нефтегаз» уже во второй раз принимает участие в пекинской выставке. Два года назад мы с вами говорили о том, что стороны проявляют взаимный интерес к сотрудничеству, однако оно находится еще только на «подготовительном» этапе. Изменилось ли что-то за это время?
То, что мы второй раз присутствуем на этой выставке, одной из крупнейших подобных в мире, знаково. Мы видим большую перспективу сотрудничества. Мы очень заинтересованы в совместной работе с китайскими компаниями. В прошлый раз мы сделали первый шаг: пообщались с шестью компаниями, подписали меморандумы о намерениях. В них речь идет о работе на шельфе Черного моря, о закупке соответствующих буровых установок, причем не только на шельфе, но и на суходоле, о предоставлении других услуг, касающихся нефтегазового комплекса. Китайские компании, к нашему совместному удовольствию, принимали участие в наших тендерах. Но проиграли. Уверен, что будут принимать еще.

В каких тендерах и кто из китайских компаний?
«Точма» (Всекитайская импортно-экспортная компания точного машиностроения, дочерняя компания китайской государственной аэрокосмической корпорации CASC, одна из крупнейших компаний КНР, которая обладает опытом в создании оборудования в области точного машиностроения и авиационно-космической техники, а также реализации масштабных проектов в сфере телекоммуникаций, производства нефтегазового оборудования и строительства предприятий энергетики – Авт.). Она участвовала в первом тендере по самоподъемным буровым установкам. Но проиграла по двум моментам. Во-первых, они требовали госгарантий. Мы не можем их дать, нет такой возможности. Во-вторых, они уступили (победителю тендера – Авт.) по цене, разница с выигравшей компанией составила около 5 млн. долларов.

Нередко случается слышать обвинения в непрозрачности тендерных процедур...
Мы их проводим абсолютно открыто, все наши процедуры тендерные. Особенно, что касается самоподъемных буровых установок. С приглашением всех желающих СМИ. Например, на последнем, когда мы закупали вторую самоподъемную буровую установку, присутствовало около двух десятков ваших коллег. Мы даже не доходили до границ того, в чем нас можно было бы упрекнуть. Критика была, но придраться было невозможно. Мы старались максимально объективно оценить победителя. Им стало ОАО «Рижская судоверфь» (Rigas Kugu Вuvetava, которое предложило «Черноморнефтегазу» поставку по цене 399,8 млн. долларов – Авт.).

В прессе не раз упрекали руководство НАК и в финансовой нечистоплотности по контрактам...
Очень много было и продолжается разговоров вокруг цены. То, что мы тратим на покупку, плюс на дополнительное оборудование, услуги по транспортировке, обходится нам в около полмиллиарда долларов. Нам приписывают, что мы из них как минимум 100 млн. присвоили. Я неоднократно пытался доказывать, что это не так. Но это сложно, потому что такое мнение уже сформировано... Хочу пригласить журналистов, чтобы они посмотрели, когда мы ее (буровую установку – Авт.) вытащим из турецкого дока и будем транспортировать. Чтобы они посмотрели на это сооружение, что оно собой представляет. Им, тем, кто обвинял, будет просто неудобно и стыдно за предъявленные претензии. Слишком впечатляет. Сделать такую установку при нынешних ценах за полмиллиарда – уверен, что это более чем оправдано. Тем более, что ее надо произвести, потом разобрать, порезать, транспортировать, потом вновь собрать в первозданном виде, испытать... Ну не получается у нас взять готовую. В основном условия и возможности сборки таких серьезных комплексов имеются только в доках Сингапура. Ближе к нам нет. Так что транспортировать очень затратно.

Когда установки прибудут в Украину?
По первой установке уже в апреле месяце закончат подготовку к транспортировке на место дислокации в Черном море на Субботинском месторождении. Заканчивают ее сборку, сварку, испытания с тем, чтобы в апреле начать транспортировать. Перед этим она проделала очень длинный маршрут, более 14 тыс. миль прошла, испытала 7-балльный шторм. В дальнейшем в ходе испытаний для работы ей предстоит выдержать серьезное наблюдение и сопровождение компании, которая станет победителем в тендере на сервисное обслуживание (он будет объявлен в апреле). Это первая установка в практике нашей страны, впервые мы приобретаем такие установки, которые могут проводить бурение на глубину более 9 км при водной толще 120 м. Вторая, которую будут собирать на верфях Сингапура, будет транспортироваться аналогично, по уже изученному маршруту – по верфям, которые будут ее сопровождать и приводить в рабочее положение. К концу года ждем «Петра Годованца» в акватории. Мы ее также дислоцируем на Субботинском месторождении, которое имеет серьезные запасы ресурсов. Мы в течение года ее работы будем дополнительно иметь как минимум около 1 млрд. кубов газа добычи. То есть уже в первый год работы она даст нам возможность к нашему балансу собственной добычи иметь около 1 млрд. кубов дополнительно. Мало это или много? Это неплохо. Если бы мы добились такого результата, это было бы первым случаем в нашей истории, чтобы за год прибавить запасы собственной добычи на такую цифру. Из расчета сегодняшней цены 413 долларов за тысячу кубов – мы фактически окупаем ее и инвестируем в нашу экономику.

Увеличение собственной добычи газа все равно не решит всех наших проблем. Недавно прозвучала информация о том, что Украина собирается покупать газ в Европе. Это перспектива какого времени? С кем конкретно вы ведете переговоры?
Покупка газа в Европе вполне реальна. Мы ведем переговоры со всеми компаниями, которые работают на рынке газа. И мы не делаем из этого секрета. В ближайшее время можно ждать результатов. Не исключаю, что в этом году. Что касается транспортировки, то наша система ко всему готова и приспособлена. В 2009 году, когда мы сделали реверсное движение газа, когда с Запада подали с наших месторождений газ на Восток и в Центр и спасли экономику страны, все убедились, что система уникальна.

Раз уж речь зашла о ГТС: когда станет известен победитель тендера среди компаний, готовых оценить стоимость активов системы магистрального трубопроводного транспорта газа Украины, в том числе подземных хранилищ газа и объектов инфраструктуры?
Мы будем проводить тендер 26 марта. Участвуют три компании. Первый этап уже провели, в нем приняли участие четыре компании, три из них прошли («Томас & Симонова», Baker Tilly Ukraine и Ernst & Young, все киевские – Авт.), и одна не выполнила условия предоставления соответствующих документов, она не имеет опыта работы по оценке (Duff & Phelps, Нью-Йорк). Упреждая вопрос о том, для чего делается оценка, скажу: в нашем мире мы должны быть готовы ко всему. Мы должны знать объективно, во что обойдется, сколько стоит наша ГТС, чтобы иметь возможность говорить об этом в переговорных моментах, других процессах. Много идет спекуляций. «Коридор» оценки, в зависимости от того, кому как выгодно представить эту оценочную стоимость, составляет от 4 млрд. до 200 млрд. долл. Есть необходимость объективно знать, во что обойдутся ГТС и ее транспортные возможности для того, чтобы можно было сказать: мы, извините, имеем уникальнейшую систему, по такой-то стоимости, и не надо вот так упрощенно подходить к торгу вокруг нее. Систему не заменишь, сколько бы она ни стоила. Возьмите ее реверсный режим, даже ее возможность хранить 32 млрд. кубов газа...
Если бы была продолжена практика, которая раньше у нас была с «Газпромом» до 2004 года, даже 2006-го... Если бы она была, мы бы не знали ни моментов 2008-2009 гг., ни тем более моментов этой зимы. Характерно, когда проходили события 2008-2009 годов, что творилось, сколько было обвинений в адрес НАКа! А сейчас? Попытка, конечно, тоже была обвинить в том, что мы присваиваем, что недодаем какие-то объемы, поступающие с востока в Европу.
Мы как минимум недополучаем сейчас на востоке (восточная граница Украины с РФ – Авт.) объемы газа от 70 до 110 млн. кубометров в сутки. Во время зимних холодов мы за счет наших хранилищ частично спасали положение – в основном на Балканском направлении по просьбе Турции. И мы помогли им нормально пережить зиму. Это касается и Европы в целом. А та разница, между тем, что мы недополучали на востоке, и тем, что мы доставали дополнительно из своих хранилищ (это от 40 до 60 млн. кубов в сутки), ложилась на плечи Европы. И это в такой экстремальной ситуации, при 30-градусных морозах, когда потребность растет... Так что не Украина виновата. Мы, наоборот, частично спасали положение Европы. А могли бы и не вытаскивать, не спасать.
Вообще, хочу сказать, что пока не будет баланса интересов всех трех сторон: того, кто имеет товар (то есть газ), того, кто его транспортирует, и того, кто потребляет, пока будут двойные стандарты, двойные подходы – решить ничего будет нельзя. Когда хотя бы одна из сторон выходит из игры, пытается снять с себя ответственность, переложить ее на другого – касается это Европы или нашего брата-соседа «Газпрома», треугольник оказывается на двух ногах, а так он неустойчив.
В газовых отношениях традиционно многое замешано на политике. Вот и вопрос о консорциуме по управлению ГТС. Российский партнер не желает видеть в нем Европу и не согласен на треть, настаивает минимум на половине активов. При этом российские коллеги справедливо замечают, что на самом деле нет ни одной европейской компании, которая реально была бы заинтересована в участии в трехстороннем консорциуме...
Да, пока мы на практике не видим, чтобы кто-то прислушивался к нашим предложениям. Этот упрек касается европейской стороны: не нужно быть сторонним наблюдателем и занимать «страусиную» позицию. Повторю: решение любой части этой проблемы касается всех трех сторон. Если хотя бы одна из сторон не берет ответственности и не дает объективной оценки происходящим событиям, никогда не будет порядка, никогда нельзя будет решить эту проблему. Я подразумеваю основные компании, которые работают в Европе. Не буду называть их, они всем известны. Кто запрещает им иметь свой газ в наших хранилищах на такой экстремальный случай? И тот же «Газпром» должен бы иметь свой объем в наших хранилищах. Почему вдруг каждая из этих компаний уходит от ответственности в такие пиковые моменты? Почему вдруг все ложится на плечи Украины? Почему мы должны кредитовать: закачать газ, хранить его, выкачать и в такие экстремальные моменты отдавать кому-то за бесплатно. Такого не бывает.

Вы лично верите в угрозу того, что после 2019 года, года окончания контракта «Газпрома» с Украиной, украинская труба останется пустой?
Не верю. Это все политика. И я более чем убежден, что все прекрасно понимают и отдают себе отчет (может быть, внутри, может, не озвучивая) в уникальности нашей системы. Все на практике убедились в этом. Ни разу никто за весь период не высказал серьезных претензий в адрес нашей ГТС. Так, "в общем" говорили: 40 лет, амортизация... Но она справляется со своими обязанностями. Ей такой фундамент прочности заложили в советские времена, что она и сегодня справляется. И если мы все сделаем, чтобы в течение 3-5 лет ее модернизировать, создать ей потенциал еще на 30-50 лет вперед, она с честью будет выполнять свои функции. Мы говорим только об одном: обеспечьте, пожалуйста, гарантии – какой будет объем прокачки. У нее сейчас возможность свободно прокачивать в Европу как минимум 150 млрд. кубов, а прокачиваем 96-100 и даже меньше. Даже при незначительных вливаниях ее можно модернизировать так, что она обеспечит как минимум на 30 лет безопасные поставки в Европу газа в полном объеме даже с учетом его роста.

Почему Европа, почему наш сосед, не хотят объективно оценить роль этой ГТС на перспективу?
Не могу понять. Ведь не надо вкладывать те 25-27 миллиардов, даже 30 миллиардов, которые требуются на «Южный поток». Я не говорю о суммах в «Северном потоке». Затратьте 5 миллиардов максимально. Альтернатива – это хорошо, запас прочности транспортировки – это тоже хорошо. Но при нынешней экономической ситуации, при дефиците средств, которые можно было бы направить на другие цели, уменьшить бремя налогоплательщиков... Это чистая политика. Поэтому я всегда призываю: подальше от политики, побольше бизнеса и взаимного интереса…

Беседовала Ольга ТАНАСИЙЧУК (Пекин)
http://telegrafua.com/country/12871/

Tags: Украина-Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments