Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

Америке нужен Пакистан

22  июня, накануне выступления Обамы,  Stratfor  опубликовал аналитический материал о перспективах развития ситуации в регионе АфПак.
Stratfor подчёркивает: Пакистан нужен США. Но возникает закономерный вопрос: а нужна ли Пакистану Америка?  Особенно, в свете расширяющихся антиамериканских настроений в пакистанском обществе.
И очень маловероятно, что американцы хотят взрастить из Пакистана конкурента Саудовской Аравии. 

Stratfor предлагает переложить груз афганских проблем на Пакистан. Но вряд ли что-либо получится из этой затеи. Для Исламабада "афганский вопрос" занимает центральное место, но водиночку он реализовать его не сможет. Как, кстати, это уже имело место быть в новейшей истории: в конце 70-х годов.
Напомню, в тот момент Афган тоже был фронтом глобального противостояния - тогда между СССР и Западом.  В этом фронте Саудовская Аравия - финансировала борьбу, Пакистан - оказывал помощь, США - предоставляли инструкторов, а талибы - были на острие борьбы. 
Сейчас же формально борьба также ведётся против империи. Но на этот раз - уже против США. И снова практически та же связка. Разве что, уже Саудовская Аравия выбыла из списка доноров. Зато повышен "статус" талибов: они сейчас при власти.  В Афгане построена финансово мощная наркоиндустрия, перекрывающая  былые саудовские подношения.  Кроме того, есть ещё одно отличие - инструкторов в Афган сейчас предоставляют не США, а Россия.
Но нужно учитывать несколько тенденций. Во-первых, Пакистан, скорее всего, продолжит дрейф в сторону Китая, укрепляя двусторонние связи. Антиамериканизм Исламабада никуда не денется - разве что, только усилится. Т.е. маловероятно, что в Исламабаде прислушаются к призывам Stratfor'a. Во-вторых,  Россия, в свою очередь, сосредоточится на помощи правительству Афганистана. 
Главная проблема - как удастся "разрулить" проблему наркотрафика? И как преодолеть террористическую угрозу? 


США и Пакистан: афганская стратегия

22 июня президент США Барак Обама выступит с речью по Афганистану. Независимо от того, что он скажет, очевидно, что США изучают пути ускоренного сокращения численности своих войск в этой стране. Также ясно, что отношения США с Пакистаном ухудшились до такой степени, что сотрудничество – безотносительно того уровня, который был ранее - рушится. Эти две проблемы тесно взаимосвязаны. Любой вывод войск из Афганистана, в частности, ускоренный вариант, оставит вакуум власти в Афганистане, который правительство в Кабуле не сможет заполнить. Афганистан является соседом Пакистана, и его развитие представляет главной интерес для Пакистана. Вывод войск США из этой страны будет означать, что Афганистан полностью останется под влиянием Пакистана. Таким образом, текущая динамика отношений с Пакистаном будет представлять проблемы для любого плана по выводу войск из страны.
Некоторые люди в армии США полагают, что Соединенные Штаты могут добиться своего в Афганистане, но их не так уж много. Защитником этой точки зрения является генерал Дэвид Петрэус, который был отстранен от командования силами в Афганистане и назначен директором ЦРУ (или ему просто-напросто дали пинка на верхнюю ступень). Традиционным определением победы стало создание сильного правительства в Кабуле, которое могло бы контролировать армию, полицию, защищать режим, и, в конечном счете, навязать свою волю по всему Афганистану. Пока у власти находится президент Хамид Карзай, который всеми правдами и не правдами противится сотрудничеству с Соединенными Штатами, вероятность такого исхода равняется нулю. Карзай понимает, что его "американская защита" будет снята, и что американцы будут винить его за любые отрицательные последствия вывода войск из-за его неспособности или нежелания бороться с коррупцией.

Определение успеха в Афганистане
Есть предварительное определение успеха, которое сформировало стратегию правительства Буша в Афганистане на его ранних стадиях. Целью было недопущение деятельности "Аль-Каиды" в Афганистане и предотвращение дальнейших нападений на США из Афганистана. Это определение не предусматривает формирования стабильного и демократического Афганистана, свободного от коррупции и способного контролировать свою территорию. В большей части она была скромной и, во многих отношениях, была достигнута в 2001-2002 годах. Недостаток ее, конечно, заключался в том, что пытаясь разбить "Аль-Каиду" в Афганистане, она не рассматривала вариант развития "Аль-Каиды" в других странах. В частности, она не рассматривала подразделения "Аль-Каиды" в Пакистане, и не обращала внимания на движение "Талибан", которое не потерпело поражение в 2001-2002 годах, а просто отказалось вести борьбу на условиях американцев, став вновь жизнеспособными мятежниками, когда Соединенные Штаты стали увязать в Ираке.
Миссия ушла от основного направления - от уничтожения баз "Аль-Каиды" в Афганистане - к преобразованию афганского общества, в котором было много корней, и набирала обороты во время правления правительства Буша, но непосредственным началом текущей стратегии стала попытка перенести уроки Ирака в Афганистан. Увеличение военного контингента в Ираке и политическое урегулирование с суннитскими повстанцами привило им американское мышление, в результате чего масштаб повстанческого движения пошел на спад. Еще предстоит выяснить, станет ли стабильным Ирак, который не будет враждебным к интересам Америки. Конечная стратегия по Ираку заключалась в политическом урегулировании, который подразумевал увеличение сил, и ее долгосрочный успех никогда не был ясным. Правительство Обамы готово повторить вышеуказанную попытку в Афганистане, по крайней мере, воспользоваться Ираком в качестве шаблона и даже применить там ту же тактику.
Тем не менее, США обнаружили, что талибы гораздо менее склонны к переговорам с Соединенными Штатами, во всяком случае, не на льготных условиях иракских повстанцев - просто потому, что они верили, что в долгосрочной перспективе одержат победу и не столкнутся с опасностями, с которыми столкнулись суннитские повстанцы. Военные операции, которые подразумевали поиск политического решения, оказались рамой без картины. В Ираке пока еще неясно, действительно ли достигла удовлетворительных политических результатов стратегия Петрэуса. А применение ее в Афганистане, кажется, пока еще не вовлечет талибов в политический процесс, как это было в отношении суннитов Ирака, что, по крайней мере, имело хотя бы минимальный успех.
Как мы уже отмечали после смерти Усамы бен Ладена, его гибель в сочетании с уходом Петрэуса из Афганистана открыло две возможности. Первым стало возвращение к предыдущему определению успеха в Афганистане, целью которого было разбить "Аль-Каиду". Вторая возможность заключается в том, что уход Петрэуса и его сотрудников также вычеркивает идеологию борьбы с повстанцами, в которой социальные преобразования рассматриваются как средство для достижения практической и радикальной трансформации Афганистана. Эти два события открыли дверь для переопределения задач США, и дали возможность утверждать о том, что миссия выполнена, создавая тем самым основу для прекращения войны.
Основная борьба царила в вооруженных силах Соединенных Штатов, которые были разделены на обычных бойцов и сторонников борьбы с повстанцами. Контртерроризм уходит корнями к теории социального развития в развивающихся странах, которая зародилась в 1950 гг. Она утверждает, что победа в войнах такого рода зависит от социальной и политической мобилизации, и что цель боевых действий заключается в создании пространства для формирования государства и нации, которые будут способны защитить себя сами.
Традиционное понимание войны - победить вражеские вооруженные силы. Тут представлено более ограниченное и сконцентрированное представление о военной мощи. Эта часть противоречит с мнением Петрэуса о том, что происходит в Афганистане, который рассматривал войну с точки зрения разгрома талибов как военной силы. С такого аспекта победить талибов с доступной силой было невозможно, и вряд ли это было возможно даже с более превосходящей силой. Это объяснялось двумя причинами. Во-первых, силы талибов - это легкая пехота с отличной разведкой и способностью отказаться от несостоятельных операций (таких, как борьба за провинцию Гильменд) и вернуться на более выгодных условиях в другом месте. Во-вторых, святилища в Пакистане позволили талибам обрести безопасные места и восстановить свои силы, делая тем самым их поражение невозможным. Остается вариант вторжения в Пакистан, но идея вторжения в страну с населением в 180 миллионов жителей за счет 150 тысяч американских и союзных войск, которые находятся в Афганистане, в военном отношении неприемлемо. На самом деле США не смогут заставить Пакистан плясать под свою дудку.
Альтернатива с американской стороны - это более традиционное определение войны, по которой главная цель американских военных в Афганистане заключается в создании основ для сил специальных назначений, чтобы подавить "Аль-Каиду" в Афганистане и, возможно, в Пакистане, не пытаясь поразить "Талибан" стратегически или трансформировать Афганистан в политическом и культурном отношении. После смерти бен Ладена может быть выдвинут аргумент - по крайней мере, в политических целях – о том, что "Аль-Каида" поражена настолько, что в обычных военных базах в Афганистане больше нет необходимости. Если "Аль-Каида" возродится в Афганистане, то могут быть рассмотрены тайные операции. Проблема с "Аль-Каидой" заключается в том, что ей для возрождения не требуется какая-либо одна страна. Она представляет собой глобальную партизанскую силу.

Асимметрия в США и интересы Пакистана
Соединенные Штаты могут выбрать вариант выхода из Афганистана, не испытывая стратегической катастрофы. Пакистан не может уйти из Афганистана. Поэтому он не может оставить свою границу с Афганистаном и не может уклониться от реальности того, что пакистанские этнических группы - в частности, пуштуны, которые оседлали границу и формируют костяк талибов – будут жить на афганской стороне границы. Таким образом, в то время, как Афганистан является лишь частью американской глобальной стратегии, Афганистан занимает центральное место в национальной стратегии Пакистана. Эта является асимметрией в США, и интересы Пакистана в настоящее время представляют основной вопрос.
Когда советские войска вторглись в Афганистан, Пакистан для победы над СССР присоединился к США. Саудовская Аравия предоставила деньги и новобранцев, пакистанцы предоставили учебные лагеря и обеспечили разведкой, а Соединенные Штаты предоставили инструкторов и другую поддержку. Для Пакистана противостоять вторжению СССР было делом принципиальных национальных интересов. Перед Пакистаном, который столкнулся с враждебной Индией, которую поддерживал Советский Союз, и с советским присутствием в Афганистане, возникла угроза с двух фронтов. Таким образом, глубокие связи с джихадистами в Афганистане имели важное значение для Пакистана, потому что джихадисты связывали по рукам и ногам СССР. Это также было полезным для Соединенных Штатов.
После вывода советских войск из Афганистана Соединенные Штаты стали равнодушными к будущему Афганистана. Пакистан не мог себе этого позволить. Он по-прежнему глубоко связан с исламистскими силами, которые победили СССР и будут управлять Афганистаном, и это помогло облегчить появление талибов в качестве доминирующей силы в стране. В 1990 гг. Соединенные Штаты были вполне довольны этим и приняли тот факт, что пакистанская разведка переплелась не только с силами, которые боролись с СССР, но и с талибами, которые при поддержке Пакистана победили в гражданской войне после поражения СССР.
Разведывательные организации находятся под таким же влиянием своих клиентов, насколько их клиенты находятся под их контролем. Рассмотрим кубинцев, которые выступали против Кастро в 1960 и 1970 гг. - начале их действий в качестве силы и средств ЦРУ и их конце в качестве основной влиятельной политики США в отношении Кубы. Пакистанское Управление межведомственной разведки (ISI) стало переплетаться со своими клиентами. Поскольку влияние талибов и исламистских элементов в Афганистане стало расти, настроение стало также распространяться на Пакистан, где развивалось массивное исламистское движение, влияя на правительство и спецслужбы.
События 11 сентября 2001 года представили серьезнейшую угрозу для Пакистана. С одной стороны, Пакистан столкнулся с кризисом Соединенных Штатов, которые требовали поддержки Пакистана против "Аль-Каиды" и движения "Талибан". С другой стороны, в Пакистане были массивные, враждебные к США исламистские движения и разведывательные службы, которые в течение целого поколения поддерживали тесные связи с афганскими исламистами, которых американцы сначала искренне поддерживали, а затем отнеслись к ним с равнодушием. Требования американцев включали разрыв близких отношений в Афганистане, поддержку американской оккупации в Афганистане и, следовательно, вызвали внутреннее сопротивление и угрозы в Афганистане и Пакистане. Решение для Пакистана было только одно, которое он мог придумать – умиротворить и Соединенные Штаты, и силы в Пакистане, которые не хотят сотрудничать с Соединенными Штатами. Пакистанцы врали. Чтобы быть более точными и справедливыми, отметим, что они сделали столько, сколько они могли для Соединенных Штатов, не дестабилизируя при этом Пакистан, делая вид, что они в более тесном сотрудничестве с американцами, и в меньшем сотрудничестве с общественностью. Как и в любой такой стратегии, ISI и Исламабад оказались вовлечены в шаги по массовому уравновешиванию.
Национальные интересы США и Пакистана разошлись. Соединенные Штаты хотели подорвать могущество "Аль-Каиды" независимо от стоимости операции. Пакистанцы хотели избежать краха своего режима любой ценой. Это были несовместимые цели. В то же время Соединенные Штаты и Пакистан были нужны друг другу. Соединенные Штаты не могли бы работать в Афганистане без какой-либо поддержки со стороны Пакистана, начиная от использования линий поставок Карачи и Карачи-Хайбер и Карачи-Чаман, по крайней мере, до некоторого сотрудничества в области обмена разведывательной информацией относительно "Аль-Каиды". Пакистанцы нуждались в поддержке американцев против Индии. Если Соединенные Штаты просто стали бы проиндийскими, то позиция Пакистана была бы в опасности.
Соединенные Штаты всегда были в курсе пределов помощи пакистанцев. Соединенные Штаты приняли это публично, потому что это делало Пакистан союзником в то время, когда на Соединенные Штаты давили по поводу односторонних действий. США требовали своего у Пакистана в частном порядке, потому что не хотели видеть дестабилизации в этой стране. Пакистанцы были осведомлены о пределах американской терпимости, так что игра была сыграна.

Завершающая фаза борьбы в Афганистане
Эта игра теперь разваливается - не потому, что Соединенные Штаты в ходе своего рейда уничтожили бен Ладена, а потому, что Пакистану становится очевидно, что Соединенные Штаты рано или поздно свернут свои силы в Афганистане. Такой вывод войск создает три факта. Во-первых, Пакистан столкнется с будущим на своей западной границе с Афганистаном без поддержки США. Пакистан не хочет отталкивать талибов, и не только по идеологическим причинам. Он также ожидает, что талибы возглавят Афганистан в установленном порядке. Индия отступит в сторону, и Пакистану будет необходимо продолжать поддерживать свои связи с талибами, чтобы сохранить свое влияние в Афганистане и охранять свой западный фланг. Сотрудничество с Соединенными Штатами не столь важно. Во-вторых, Пакистан осознает, что когда Соединенные Штаты начнут уходить, им понадобится прикрытие Пакистана для реализации своей стратегии вывода войск. Афганистан - не Ирак, и когда США выведут свои войска, он окажется в большей опасности. Америке потребуется пакистанское влияние. Наконец, будут переговоры с талибами, и элементы Пакистана, в частности ISI, будет выступать посредником в этих переговорах.
Пакистанцы готовятся к уходу американцев. Публично, для них важно казаться столь же независимыми и даже враждебными к американцам, как это будет возможно, чтобы сохранить их внутреннее доверие. До сих пор они выступали под видом различных подхалимов Америки. Если Соединенные Штаты уйдут, то пакистанцы не смогут больше позволить себе казаться такими. Есть подлинные вопросы, разделяющие обе страны, но, в конце концов, шоу столь же важно, как и проблемы. Обвинения Соединенных Штатов по поводу того, что пакистанское правительство не сотрудничает с США в борьбе с исламистами - именно то, в чем нуждаются пакистанцы, чтобы перейти к следующей фазе. Публичный арест источников ЦРУ, которые помогли США в ликвидации бен Ладена, также усиливают этот новый образ.
С точки зрения Америки, войны в Афганистане и в других местах не были провальными. Больше не было нападений на Соединенные Штаты, похожих на нападения 11 сентября. Американская разведка и службы безопасности, рассматривая первые дни, достигли замечательных успехов, и это помогло нанести массивный удар по "Аль-Каиде" за счет военных операций США. Мера военного успеха проста. Если враг не способен нанести удар, то это означает, что военные действия оказались успешными. Очевидно, что нет никакой гарантии того, что "Аль-Каида" не возродится, или что не появится еще одна группа, но постоянное присутствие в Афганистане на данный момент уже на это не влияет. Это особенно верно, поскольку операции других ответвлений, таких, как йеменская группировка, ""Аль-Каида" на Аравийском полуострове", начинают обгонять достижения старого руководства с точки зрения оперативных новшеств в транснациональных усилиях и основ идеологии таких нападений.
В конце концов, Соединенные Штаты уйдут из Афганистана (за исключением некоторых остаточных сил специального назначения). Пакистан вновь будет влиять на Афганистан. Пакистану понадобится поддержка США против Индии (поскольку у Китая нет ни сил для поддержки Пакистана на Гималаях, ни военно-морского флота для защиты побережья Пакистана). Соединенным Штатам Пакистан будет нужен для выполнения основной работы по созданию препятствий против нового межконтинентального формирования "Аль-Каиды". Обдумывая результаты последних 10 лет, Пакистан увидит, что это в его национальных интересах. Соединенные Штаты будут использовать Пакистан для баланса с Индией, в то же время, сохраняя тесные связи с Индией.
Игра будет разыграна, как "новозеландская хака", и с обеих сторон прозвучат страшные звуки и показаны пугающие жесты. Но теперь, когда концепция борьбы против повстанцев будет отброшена, судя по всему, будет проведен свежий военный анализ, переписан сценарий, и мы увидим конец этого процесса. Соединенные Штаты в ярости от готовности Пакистана защищать американских врагов. Пакистан в ярости от проведения атак на его суверенной территории со стороны США. В конце концов, это не имеет значения. Они нужны друг другу. В делах стран "нравится" и "не нравится" не являются значимыми категориями, а хулиганство и предательство - не вариант для сотрудничества. Обе страны нуждаются друг в друге больше, чем есть необходимость наказывать друг друга. Великая дружба между народами строится на меньшем.
Tags: АфПак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment