Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

Categories:

Как в Сеуле борются с коронавирусом: специфика "южнокорейского опыта"



Как в Южной Корее борются с коронавирусом Covid-19:
с нарушениями прав человека и в специфике местной коррупции

Про южнокорейский опыт борьбы с коронавирусом слышали многие.
Но мало кто может об этом рассказать подробно, систематизированно и аргументированно.

Южная Корея была одним из основных очагов распространения коронавирусной инфекции.
На самом старте опасной эпидемии.
Но в правительстве к опасной новой инфекции изначально относились с пренебрежением, игнорировалась информация о раннем предупреждении, противоэпидемиологические меры принимались несвоевременно, а профилактика и вовсе не была надлежащим образом налажена.
Правительство было сосредоточено на каких-то своих внутренних делах, замкнуто и оторванно от коммуникации, а также недостаточно реагируя на потребности свободно и демократически развивающегося общества.

Символично, многие страны в самый разгар эпидемии старались побыстрее закрыться в своих границах.
Но Южная Корея, оказавшаяся в очаге опасной инфекции, продолжительный срок оставалась с открытыми границами.
Закрытым оставалось только правительство.
Закрытым и от мира и даже от общества.

В Сеуле изначально не разобрались с первопричинами эпидемии, недооценена была также степень опасности.
Как результат, изначально неверно поставленная диагностика. И пренебрежение базовыми основами безопасности.
Вместо серьезных глубинных исследований работа изначально была направлена по наиболее простому решению "в поисках крайнего".
Как результат, южнокорейское правительство изначально сосредоточилось не на преодолении эпидемиологических причин. И даже не на "борьбе с последствиями", а просто "на тушении пожаров".
То есть на "борьбе" для видимости.

И такая политика подчеркну, была на самом старте распространения коронавирусной эпидемии.
С этого все и началось.

Первопричиной коронавируса в Южной Корее считается небольшой городок Тэгу.
Согласно официальной правительственной версии.
Это уже само по себе странно и противоречит многим фактам.
Южная Корея вообще-то общеизвестна на весь мир Сеулом.
Центр многочисленных коммуникаций. В том числе, обеспечивающих безопасность граждан.
И ворота страны.
Путь в Южную Корею проходит только через Сеул. И по-другому в Южную Корею просто не пройти (даже незаметно не проплыть!).

Тем не менее, Covid-19 в Южную Корею проник.
Но по какому-то странному умолчанию получил широкое распространение не в Сеуле, а глубоко в провинции - в Тэгу.
Тэгу в самый пик эпидемии даже стал более "знаменит", чем Сеул. При явно не сопоставимой между ними численности населения. Хотя Тэгу в своей местной мирной жизни много в чем знаменит.
Но в период коронавирусной эпидемии Тэгу фактически стал символом политических преследований, репрессий, разнообразных дискриминаций и многочисленных нарушений прав человека, а также всевозможного ограничения свобод и подавления личности.

Южнокорейское правительство в самом начале эпидемии сделало вид, будто бы Covid-19 - "только в Китае", а корейцев - это "не касается". В Сеуле власти и местная элита тем временем, продолжали жить свободно и в празневстве, практически ни в чем себя не ограничивая. И это при колоссальном социальном расслоении и многочисленных внутренних потребностях южнокорейского общества.
В южнокорейском правительстве не стали отвлекаться на угрозы коронавируса. И только попытались обособить от коронавируса элитный Сеул...В Тэгу!
То есть глубоко в провинцию.

Тем временем, под формальным поводом "борьбы с коронавирусом" южнокорейское правительство фактически начало кампанию по политическому преследованиям. И дискриминациям.
По преследованию политических оппонентов, общественных деятелей. И даже с нарушениями свободы религии, выступили против религиозных деятелей.

Ну а конкретной первопричиной распространения Covid-19 среди южнокорейцев была обозначена Церковь Синчонджи.
И опять же: согласно официальной правительственной версии.
Синчонджи сразу была заклеймена "ярлыком" как секта.

В Южной Корее - проблема распространения сект есть.
Как и во многих демократиях.
Особенно, в свободных обществах, где гарантирована религиозная деятельность и свобода вероисповедания.
Но при определениях сект изначально есть много тонкостей, чтобы разграничить секту от классической манипуляции.
Секты в своей специфике являются очень закрытые.
Но на практике, при существования глубинных проблем в условиях демократии, в "сектах" клеймят политических оппонентов.
Особенно, когда "корпоративную секту" составляют власть предержащие.
Когда власть превращается в "закрытую секту" - это уже само по себе грубейшее нарушение демократии.
"Секта власти" - на практике не борется с реальными сектами, которые ограничивают свободу граждан.
"Секта власти" сосредоточена на всевозможных политических преследованиях, ради собственного сохранения.
И в обществе происходят многочисленные нарушения.

№1. Южнокорейское правительство начало предвзятые преследования против Церкви Синчонджи.
И конкретное нарушение свободы религиозной деятельности.
Подчеркнем, предвзято и избирательно.
К сектам, реально существующим в южнокорейском обществе, в правительстве вообще нет никакого внимания.

№2. Южнокорейское правительство затребовало списки всех формальных участников указанной религиозной организации.
Соответствующий запрос был сделан без оснований и без обоснования.
А впоследствии список участников вдруг странным образом просочился в местные масс-медиа.
И таким образом еще одно грубейшее нарушение: раскрыта персональная информация, которая составляет важную конфиденциальную ценности для личности.

№3. Южнокорейское правительство сосредоточилось на политических преследованиях общественных активистов.
И не только по формальной принадлежности их к спискам Синчонджи. Но и по фактам общественной деятельности.
С многочисленными сопутствующими дискриминациями. Например, с дискриминацией по устройству на работу или же по необоснованным увольнениям.
Южнокорейские власти стали оказывать давление на демократических активистов. И чтобы заставить отказаться от своей организации. И даже чтобы принудительно сменить собственные убеждения.
Это тоже важное нарушение.
С посягательствами на свободу выражения взглядов, а также свободу вероисповедания.

№4. Подмена понятий произошла довольно быстро.
Номинально - началось с преследований против Синчонджи. Но впоследствии - продолжились также преследования против других общественных организаций. Например, против HWPL.
Южнокорейские власти просто прошлись по списку, который незаконным и коррупционным способом получили от Синчонджи.
Хотя HWPL - международная общественная организация, которая имеет широкое представительство во многих странах мира.
И признание на уровне ООН.
Миротворческая организация, которая продвигает многие инициативы, важные для укрепления международной безопасности.
HWPL. Лидеры мира: https://igor-tiger.livejournal.com/2054275.html
HWPL. Слово в поддержку мирной декларации: https://igor-tiger.livejournal.com/2285428.html

К настоящему времени более 6 тысяч корейцев столкнулись с предвзятыми политическими преследованиями.
Культовые сооружения Синчонджи - закрыты. Имущество - арестовано. Деятельность - приостановлена.

К HWPL выставлены какие-то политизированные претензии.
Мэрия Сеула инициировала формальные процедуры об отмене официальной регистрации для организации.

По всем вышеуказанным фактам проинформирована Комиссия ООН по правам человека.
По ходу 44-й сессии.

12 европейских организаций выступили в поддержку организации HWPL.
К настоящему времени.

И все это опять же: на фоне распространения коронавирусной эпидемии.
Под предлогом борьбы с коронавирусом южнокорейская власть фактически развернула кампании по политическому преследованию оппонентов и инакомыслия.
С угрозами для развития демократии.
А по противодействию распространению коронавируса работа вообще не была налажена. Как видим, южнокорейская власть противоэпидемиологическую ситуацию в стране даже не контролировала.
Соответственно, нет и "южнокорейского опыта".


Отдельно следует сказать про международный контекст происходящего.
В Южной Корее, по результатам выборов 2017 года, начались процессы демократизации.
Соответственно, политическое обновление.
И освобождение от старых национал-консервативных политиков.
Как результат, проявилась мирная межкорейская динамика. Что в свою очередь, нашло конкретное проявление в нескольких мирных межкорейских саммитах.
Пхеньян и Сеул начали двустороннее сближение, возобновились мирные переговоры о прекращении конфликта, затянувшегося на многие десятилетия. И стали обсуждаться конкретные проекты о межкорейском объединении.
Но прекращение войны было невыгодно тем старым элитам, которые наживались на войне в течении всех этих десятилетий.
Межкорейские мирные переговоры заблокированы.
Преимущественно, южнокорейскими провокациями, виновники которых до сих пор не наказаны.

На самом деле в Южной Корее политическая власть изменилась только внешне.
Хотя и на самом высоком президентском уровне.
Южная Корея - сильно централизованная президентская республика.
Даже чрезмерно централизована.
Ко всему, централизованная власть за многие десятилетия крепко обросла коррупцией.
Правительство жестко подчиняется президенту, без какой-либо существенной "свободы деятельности".
Южнокорейское правительство - по факту президентское правительство.

Но суть в том, что реальные изменения в стране происходят не сверху, а на глубинном уровне в обществе.
А по отношению к обществу южнокорейская централизованная власть создала целый госаппарат подавления.

Южнокорейская власть в широком контексте вообще превратилась в закрытую секту.
"Христианский совет" как секта в секте.
Никто не видел их "благодеяния" (или даже молящимися!). Но все знают, что представители ХС утопают в роскоши, на фоне резко контрастного социального расслоения, а также пользуются фактической властью (неограниченной никакими законами).

Южнокорейская власть, как секта, погрязла в коррупции, наживается на конфликтах и войнах, сдерживает мирное и демократическое развитие, а также межкорейские переговоры об объединении и мире.


А самый главный вывод во всем этом - для Украины.
"Южнокорейский сценарий" - опасен для мирного и демократического развития Украины.
И в противодействии распространению коронавируса тоже нет полезного для общества "южнокорейского опыта".
Tags: hwpl, Корея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments