Азиатские тигры (igor_tiger) wrote,
Азиатские тигры
igor_tiger

Популизм обескровил Украину


Азаров Николай Янович
, премьер-министр Украины:
«Проблемы Украины – в наследстве, доставшемся от предыдущей власти», – считает премьер-министр этой страны Николай Азаров. По его мнению, методы работы команды Юлии Тимошенко можно охарактеризовать как популизм, который сформировал у значительной части населения «стойкие иждивенческие настроения».
http://vz.ru/economy/2010/8/4/423095.html

 
«Почти у всех – недоверие к власти»

ВЗГЛЯД: Николай Янович, ваше пребывание на посту премьер-министра Украины началось более чем напряженно: вам пришлось предпринимать срочные меры по выводу страны из кризиса на фоне постоянных «наскоков» «оранжевых»...

Николай Азаров:
Проблема не в «наскоках» – караван, как известно, идет, не обращая внимания на звуковые раздражители, – а в наследстве, доставшемся от предыдущей власти. Методы ее работы можно охарактеризовать одним словом: популизм.
Он обескровил Украину, выжал за пять лет из экономики все соки, загнал в «тень» бизнес. Самое печальное – сформировал у значительной части населения стойкие иждивенческие настроения. И почти у всех –  недоверие к власти и одновременно патерналистские настроения.

Может человек с патерналистским настроением построить новую страну? Ответ очевиден.


ВЗГЛЯД: То есть одна из главных проблем на Украине сейчас – это иждивенческие настроения?
Н. А.:
Вот вам пример противоположного рода: нынешний экономический коллапс крайне мало сказался на финнах. Потому что для них он был третьим за последние 15 лет. Первый настиг Финляндию после развала СССР, на который ориентировалось множество финских предприятий: рухнули акции на бирже в Хельсинки, остановились судостроительные верфи – каждый пятый финн стал безработным, спад производства достиг 10%.
Решение проблемы было найдено в «центрах второй профессии», где каждый мог бесплатно получить новое образование. И люди убедились: лучше начать все с начала и обеспечивать семью, нежели сидеть дома на диване, слушать популистские обещания по телевизору и ждать, что кризис «сам рассосется».


ВЗГЛЯД: Получается, украинцам надо брать пример с финнов?
Н. А.:
Кризис, как и булгаковская разруха, в первую очередь – в головах. Руководящие головы прошлого правительства вместо правды и поиска решений выхода из кризиса кормили соотечественников обещаниями, залезая по уши в долги.
Вот и получилось, что Украина среди стран СНГ стала безоговорочным «чемпионом» в спаде уровня производства, обесценивании национальной валюты, падении уровня жизни. В прошлом году у нас спад ВВП достиг 15%, государственный долг вырос втрое, при этом дефицит бюджета стал астрономическим – 16%.


«Поставил удовлетворительную оценку»

ВЗГЛЯД: Что ж, какую же оценку вы бы поставили сами себе за проделанную работу с начала прихода к власти?

Н. А.: Из такой пропасти за кратчайшие сроки выкарабкаться очень сложно. Поэтому в июне, подводя итоги работы украинского правительства за 100 дней, я поставил ему удовлетворительную оценку. Но, на мой взгляд, здесь важнее не первые результаты, а тенденции.

Главная – достижение после избрания президентом Украины Виктора Януковича политической стабильности. Как следствие – обеспечение единства власти. Именно эти тенденции, усиленные приходом команды профессионалов-прагматиков, сказались на экономических показателях.

Уже за первое полугодие текущего года  нам удалось обеспечить рост ВВП более чем на 6%, промышленного производства – на 12%. Розничный товарооборот впервые за долгие месяцы вырос на 2,5%, тогда как в 2009 году он сократился на 20%.

ВЗГЛЯД: А что вы можете сказать по внешнеэкономическим достижениям украинского правительства?

Н. А.:
Естественно, не нужно забывать о прорыве во внешнеэкономических отношениях как с Российской Федерацией, так и с Западом. Я имею в виду соглашения с Россией, подписанные в Харькове, переговоры с Евросоюзом о модернизации украинской ГТС и членстве нашей страны в Европейском энергетическом сообществе.
Ещё могу отметить сотрудничество с МВФ, который, остановив свою прежнюю программу из-за невыполнения кабинетом Тимошенко взятых на себя обязательств, сегодня, как известно,  одобрил выделение Украине порядка 16 млрд. долларов для преодоления кризиса и проведения структурных реформ.



«Текут лишь ручейки политической демагогии»

ВЗГЛЯД: Сейчас в Украине поднялся вал критики после решения руководства страны продлить сроки пребывания Черноморского флота в Крыму, а также углубить интеграцию российского и украинского бизнеса. Как вы на нее реагируете?

Н. А.:
Критика бывает разная. Если с популистской болтовней народ уже сам разобрался, то на конструктивную критику нужно отвечать. В нашем случае нужно было разъяснять, сколько выиграла Украина от снижения цены на газ и что потеря независимости – это не пролонгация договора о российской базе в Севастополе, а как раз продолжение действия договора о поставках российского газа, подписанного Тимошенко.
После активизации украинско-российских отношений в авиакосмической отрасли и судостроении, после масштабного увеличения товарооборота между двумя странами, толчком  к которым послужили харьковские соглашения, граждане Украины быстро разобрались в сути происходящего. И, поверьте, сегодня и речи не идет о «вале критики» – текут лишь вялые ручейки политической демагогии.


ВЗГЛЯД: Что конкретно даст экономике Украины снижение стоимости российского газа? Справедливо ли мнение о том, что это не только спасет химическую и металлургическую отрасль Украины, но и придаст ей новую динамику развития?
Н. А.:
В прошлом году, покупая в России газ по 330 долларов за тысячу «кубов», правительство моей предшественницы продавало его населению по 50 долларов, покрывая разницу за счет кредитов МВФ и государственного бюджета.
В итоге, как я уже говорил, МВФ прекратил такое «сотрудничество».
Госдолг достиг 316 млрд гривен (примерно 1,2 трлн рублей – прим. ред.), и каждый украинец сегодня должен 7 тыс. гривен (26,5 тыс. рублей – прим. ред.).
В то же время долги населения по оплате жилищно-коммунальных услуг достигли 8,5 млрд грн (32,3 млрд рублей – прим. ред.)
. Это я к тому, что популизм в экономике, где все должно иметь свою реальную цену, бьет в первую очередь по якобы «облагодетельствованным».


«Третьей передышки не будет»

«Спасение украинского химпрома и металлургии – не дешевый газ, а научный прогресс»


ВЗГЛЯД: То есть снижение стоимости российского газа – это...

Н. А.:
Это вторая возможность для Украины провести глубочайшую модернизацию своего промышленного потенциала и реформирование экономики. Это не бессрочная панацея, а передышка. Первую, длившуюся с обретения независимости до конца первой пятилетки нового века (в 2005 году мы еще платили за газ 50 долларов за тысячу кубометров), мы бездарно растранжирили. Третьей такой передышки не будет.
И спасение украинского химпрома и металлургии – не дешевый газ, а научный прогресс. Химики и металлурги должны воспользоваться этой возможностью для перехода на энергосберегающие технологии, для модернизации производства.

Потому что сегодня, к примеру, даже если продавать газ по 210 долларов за тысячу кубометров, то надо остановить наши химические предприятия, потому что цена на их продукцию ниже, а в  убыток себе никто работать не будет.


ВЗГЛЯД: Вопрос об авиации: недавно Владимир Путин говорил о том, что создание СП российского ОАК и украинского «Антонова» возможно только на основе рыночной оценки передаваемых в СП активов. Если допустить ситуацию, что рыночная оценка независимыми международными экспертами покажет, что российские активы стоят дороже украинских, означает ли это, что Киев не будет возражать, если контрольный пакет в будущем СП будет принадлежать России?
Н. А.:
Процесс слияния и поглощения, создания новых объединений характерен для сегодняшней глобальной экономики. У нас его  искусственно политизируют, пытаясь сделать на этом какую-то игру, привлечь внимание общественности, сделать акцент на том, что мы кому-то что-то отдаем.
На самом деле, когда две компании, имеющие общие рынки, интересы, рассматривают возможность усиления своих позиций, к примеру, на рынках третьих стран – это нормальный экономический процесс. Они садятся за стол переговоров и объединяются.

Или объединяют активы, создают совместные предприятия, финансируют общие проекты. Есть масса различных возможностей. Но я всегда подчеркиваю: необходимо все просчитать на одном железном принципе: насколько это соответствует стратегическим интересам Украины. На таких позициях стоят и наши российские партнеры.


ВЗГЛЯД: То есть в вопросе слияния авиакомпаний России и Украины политические вопросы должны отойти в сторону, и государства должны руководствоваться только прагматизмом?
Н. А.:
Уверен, что именно прагматизм позволит нам выработать наиболее приемлемый для двух стран вариант сотрудничества. Потому что для Украины альтернативы развития своего авиапрома, кроме как в кооперации с Россией, нет.
Свежий пример – подписание на авиасалоне «Фарнборо-2010»  АНТК им. О. К. Антонова контракта с российской лизинговой компанией «Ильюшин Финанс Ко.» на поставку 20 самолетов Ан-158 стоимостью 500 млн долларов.



«Украина заинтересована в модернизации ГТС»

ВЗГЛЯД: Вы справедливо замечали, что, учитывая активную реализацию Россией проектов «Северного» и «Южного потоков», ей уже не так интересно принимать участие в коренной модернизации украинской ГТС и увеличении ее объемов. На ваш взгляд, что может Украина предложить России, чтобы ее снова заинтересовала именно модернизация украинской ГТС?

Н. А.:
Находясь недавно в Киеве, еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер предложил организовать трехстороннюю встречу на высшем уровне между Украиной, ЕС и Россией для рассмотрения вопросов энергетической безопасности, долгосрочных соглашений о поставках и транспортировке газа и нефти. Я поддержал это предложение и буду обсуждать его с российским премьером Владимиром Путиным.
Украина заинтересована в модернизации ГТС, готова вкладывать в нее средства и, естественно, заинтересована в участии в этом проекте страны – поставщика газа. Но мы должны иметь гарантии, что Евросоюз будет покупать в России определенный объем газа, который будет транспортироваться через нашу территорию, а РФ будет продавать этот объем. При таком условии – наличии продавца и покупателя – у нас есть резон вкладывать средства в модернизацию ГТС.

Г-н Эттингер разделяет точку зрения, что путь через Украину – наиболее оптимальный для транспортировки в Европу российского газа. В ЕС сейчас идет дискуссия, каким образом инвестировать украинскую ГТС и соответствующую инфраструктуру, чтобы эти инвестиции стали оптимальным бизнес-планом на будущее. Естественно, без одного из трех партнеров никакого газотранспортного консорциума создать не получится. В то же время у каждого из троих есть свои интересы, что усложняет переговорный процесс.  Но мировая практика знает примеры, когда подобные переговоры ведутся годами, а затем в течение одного дня достигается результат.


ВЗГЛЯД: И может ли Украина добиться от России отказа хотя бы от газопровода «Южный поток»?
Н. А.:
Что касается «Южного потока», то у нас есть альтернатива, которую мы будем предлагать российским партнерам. Речь идет о модернизации наших южных газопроводов, которая позволит увеличить их пропускную способность до расчетной «Южного потока». С доставкой российского газа в ту же точку ЕС – болгарский Бургас. И стоить этот проект будет не 25 млрд долларов, как «Южный поток», а 1 млрд.


«Неинтересно куда-либо отдавать такой актив»

ВЗГЛЯД: Каковы, на ваш взгляд, перспективы сотрудничества России и Украины в атомной сфере? Не рассматриваете ли вы возможность хотя бы частичной приватизации НАК «Энергоатом Украины», долю в которой мог бы приобрести Росатом?

Н. А.:
Перспективы вселяют оптимизм, даже если исходить из сделанного на сегодняшний день. С Росатомом уже подписаны соглашения о  достройке двух ядерных блоков на Хмельницкой АЭС до конца 2016 года. Энергоатом договорился с компанией «Твэл» о поставках ядерного топлива. Кроме того, Росатом готов участвовать в проекте строительства в Украине завода по производству собственного ядерного топлива. Выражает российская сторона и заинтересованность в продукции харьковского Турбоатома.
Что касается частичной приватизации Энергоатома, то нашему государству сейчас неинтересно куда-либо отдавать такой актив. И потом, насколько мне известно, глава Росатома Сергей Кириенко говорил о заинтересованности не столько в покупке, сколько  в обмене активами. Мы же, со своей стороны, изучаем этот вопрос исключительно с позиций национальной безопасности и стратегических интересов.


ВЗГЛЯД: На Украине популярно мнение, что страна не может вступить в Таможенный союз из-за членства в ВТО. Однако Киргизия, несмотря на членство в ВТО, хочет в Таможенный союз. Каково ваше отношение к возможному вступлению Украины в Таможенный союз и к ее последующей интеграции в Единое экономическое пространство?
Н. А.:
В основополагающем документе по созданию Единого экономического пространства, который, кстати, ратифицирован Верховной радой Украины, записано, что ЕЭП создается в соответствии с требованиями ВТО. Напомню также, что в 2004 году мы выработали очень интересную идею, которую назвали «киевская формула разноуровневой и разноскоростной интеграции».
Согласно этой формуле каждой стране-участнице представлено право по своему усмотрению определять глубину интеграции в отношении «четырех свобод»: свободы передвижения людей, капитала, услуг и товаров.

Насколько мы готовы к обеспечению этих свобод – настолько и будем присоединяться. Мы будем вести переговоры, будем исходить, прежде всего, из наших национальных интересов – если это нам выгодно, мы будем это делать, если на каком-то этапе нам будут выгодны другие конструкции и модели, мы будем придерживаться их.

Сейчас же главная задача нашего правительства – поднять экономику, обеспечить ей высокие темпы развития.



«У нас наладились нормальные рабочие отношения»

ВЗГЛЯД: Что бы там ни говорили «оранжевые», между Россией и Украиной существует единое языковое пространство. Как вы считаете, то, что обе страны говорят на одном языке, способствует экономической интеграции между двумя странами или это не связанные друг с другом вещи?

Н. А.:
После смены власти в Украине что на переговорах с Россией, что на переговорах, скажем, с МВФ первое, что ощущалось, – это недоверие. Наверное, все-таки принципиально не то, на каком языке ты говоришь, а то, чем подкрепляешь сказанное.
В дискуссии с европейцами мы нашли общий язык, вернули растраченное доверие, общаясь через переводчика. На украинско-российских переговорах толмачи нам не понадобились, но главное – исчезла атмосфера настороженности. За четыре предыдущих года российский президент ни разу не приезжал в Украину. Теперь у нас наладились нормальные рабочие отношения. Это не значит, что переговоры проходят без сучка, без задоринки. Но если разные взгляды ведут к компромиссу, значит, договаривающиеся стороны говорят на одном языке – языке цивилизованных людей, а не пещерных аборигенов.

Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments