January 5th, 2015

КНДР. Туманный инцидент

http://www.reuters.com/article/2015/01/05/us-northkorea-china-idUSKBN0KE06Z20150105


Трагический инцидент произошел в конце минувшего года на границе, разделяющей КНДР и Китай.
Оказывается, еще 28 декабря.

Военнослужащий армии Северной Кореи убил четырех китайцев.
И это только полбеды. Хотя инцидент, безусловно, вопиющий. Особенно, как для отношений между странами, являющимися союзниками.
Северокореец оказался дезертиром армии КНДР. Трагические убийства произошли уже на территории Китая, в приграничном городе Хэлуне, при задержании дезертира.
Оказывается, в КНДР вопреки официозной пропаганде все еще есть дезертиры. И это при том, что с 2011 года, когда к власти пришел Ким Чен Ын, на китайско-корейской границе усилен режим несения службы.

Южнокорейские СМИ самыми первыми сообщили об инциденте на реке Туманная. Официальный Пекин дипломатично воздержался от комментариев.
Сейчас видим информацию о задержании дезертира.

Николас Мадуро собрался в Китай

Мадуро

Венесуэльский президент Николас Мадуро собрался в международное турне: http://www.reuters.com/article/2015/01/04/us-venezuela-maduro-idUSKBN0KD0NQ20150104.

Первая остановка будет в Пекине, затем - посетит некоторые страны ОПЕК. Какие конкретно, Мадуро пока не сказал, но это в данном случае неважно (тем более, можно догадаться, куда конкретно в ОПЕК заедет).

Во-первых, нефтедобывающая Венесуэла из-за резкого падения цен на нефть стала испытывать экономические проблемы. А значит, нужно срочно искать "компромиссы" с другими нефтедобытчиками. Естественно, прежде всего, с ОПЕК, крупнейшим нефтяным картелем, имеющим большое влияние на мировом рынке.
Мадуро отрицает возможность дефолта. Но по его словам, Венесуэла в 2015 году нуждается в финансах на международных рынках.

Во-вторых, к визиту в Китай. Китайская экономика - один из крупнейших потребителей нефти, очень емкий, динамично развивающийся, перспективный рынок (с учетом того, что экономика оттолкнулась от дна и начала восстановление).
И не только это обоснование.

В-третьих, ответ Каракаса. США в конце минувшего года свой стратегический ход по сближению с Кубой сделали. Сейчас видим ответный ход Венесуэлы.
США вплотную подбираются к Венесуэле, пытаясь взять ее в "стратегическое окружение".
Венесуэла, в свою очередь, ищет поддержку в Китае.

10 фронтов 2015-го

wartop487957527

2014-й год стал очень рисковым для системы международной безопасности.

Скажем прямо: прежняя конструкция международной безопасности дала сбой, рухнула – возникла проблема в построении новой безпековой системы. Применительно к современным международным реалиям.

2015-й безопаснее не станет. На первый взгляд, какой-либо «глобальной третьей мировой» все нет и нет. Но тем временем, в т.н. «локальных» (региональных) конфликтах погибло уже больше, чем за несколько предыдущих десятилетий.


Foreign Policy подготовил обзор фронтов 2015-го:

№1. Ирак, Сирия и ИГИЛ, №2. Украина,

№3. Южный Судан, №4. Нигерия, №5. Сомали, №6. ДР Конго,

№7. Афганистан, №8. Йемен, №9. Ливия и №10. Венесуэла


Об «украинском фронте» дословно:

«Ukraine may not be the worlds deadliest crisis, but it has transformed relations between Russia and the West for the worse. More than 5,000 people have been killed in eastern Ukraine since open conflict began in March 2014, including about 1,000 after a cease-fire was declared on Sept. 5. The onset of winter could add a new dimension to the crisis: The population in the separatist-held eastern regions of Donetsk and Luhansk will have to make ends meet with little in the way of heating, medicine, food, or money, which are all in short supply due to the collapse of the local economy and a tightening of financial screws by Kiev. The separatist leadership has created few functioning government institutions, has almost no trained officials, and will not be able to respond to any humanitarian emergency on its own.

There are glimmers of hope. Though Moscow continues to support the tiny breakaway “republics” created in parts of Donetsk and Luhansk, its enthusiasm for the separatists is waning. It has not recognized them, and now stresses openly that their future lies within the boundaries of Ukraine.

However, the situation remains unpredictable. The beginning of 2015 is unlikely to see either side impose its will militarily — but as both have influential pro-war lobbies, they might be tempted to try. Other parts of Ukraine’s southeast — areas like Kharkiv and Zaporizhia, relatively quiet until now — could grow restive if Moscow stirs things up, perhaps to open a land route to Crimea through Ukraine’s southeast. More radical separatists are certainly hoping this will happen.

Ukrainian President Petro Poroshenko recognizes that urgent economic and political reforms are crucial to Ukraine’s long-term stability. However, he is moving slowly to implement them. The West needs to maintain political pressure on him to follow through.

In the short term, the international community’s main tasks are to separate the warring parties, encourage Kiev to reach out to its compatriots in the east, place the Ukrainian-Russia border fully under the control of international monitors, and gradually shift the conflict from armed confrontation to political negotiations. The emergence of another frozen conflict on Europe’s periphery can still be avoided — with a bit of luck, a lot of energy, and a policy toward Moscow that combines sustained pressure with potential incentives for de-escalation».

Полный обзор: http://foreignpolicy.com/2015/01/02/10-wars-to-watch-in-2015/#.


Украина: шанс преобразования Европы

Гаврилишин
Богдан Гаврилишин, украинский экономист, ученый


Сначала о пользе евромайдана:

«Украинцы уже сделали важный подарок миру, показав на Майдане, что такое ответственность друг за друга. Мир слишком долго жил в жесткой конкуренции, где человек не ценность, а ресурс.

Это главный вызов для глобальной экономики и причина ее кризисов. Обеспеченные люди хотят быстрой прибыли, поэтому вкладывают деньги в деньги, а не в развитие среды для жизни. Это стало причиной кризиса в 2008 году, но даже тогда мало кто понял, что мы переживаем кризис человеческих отношений.

Постоянно конкурируя, люди утрачивают потребность в совместном усилии и взаимной поддержке. В Украине благодаря Майдану это отчуждение удалось преодолеть. Украинцы показали, что могут заботиться друг о друге».


О возможностях трансформации Европы:

«С Украины может начаться трансформация Европы, и даже европейцы это понемногу осознают. Посмотрите, с каким трудом в ситуации российской агрессии они принуждают себя к действиям для защиты своих же ценностей. В Швейцарии, где я живу, уже появляются жесткие статьи с заголовком «В Украине умирают за европейские ценности, а нужны ли они нам?».

Украине нужна не национальная идея, а национальное действие. Общие интересы способны объединять сильнее, чем единый язык или культура. В 2004 году, когда впервые наметился раскол на запад и восток, я говорил, что Украине важно провести децентрализацию и стать федерацией. Многие политики тогда называли меня едва ли не врагом территориальной целостности Украины. Но я продолжаю утверждать: Швейцария с ее четырьмя государственными языками и разными культурными общностями — хороший пример для нас.

Сегодня у Украины есть шанс не ремонтировать, а создавать новую экономическую систему. Пора подумать не только о тяжелой промышленности, энергетике и металлургии, а обратить внимание на человеческий потенциал. Например, у нас замечательные программисты, но государство уже два десятка лет не обращает внимания на информационные технологии, поэтому они вынуждены работать на иностранных заказчиков.

Еще в конце 1997 года мы могли бы экспортировать программное обеспечение на сумму $5 млрд в год...»


О реформах:

«Главная проблема украинских реформ — отсутствие образа будущего государства. Даже сейчас эффект реформ украинское правительство собирается оценивать по количественным характеристикам, таким как рост ВВП. На самом деле этот показатель мало связан с благополучием человека и развитием общества. Совершенно непонятно, что коренным образом изменится в Украине, если ВВП вырастет.

В представлении образа будущего важно отталкиваться не от цифр, а от человека. Как может измениться благополучие украинца через несколько лет? Какие действия позволят людям в стране жить лучше? Украина — богатая страна, но люди в ней бедны. А в бедной ресурсами Швейцарии люди живут хорошо. Почему так происходит? Правильно поставленные, простые вопросы позволяют найти нужные критерии эффективности государства.

Постоянно конкурируя, люди утрачивают потребность в совместном усилии и взаимной поддержке. В Украине благодаря Майдану это отчуждение удалось преодолеть

По-настоящему эффективных государств в мире мало. Я вывел четыре критерия, которым они должны отвечать: политические свободы, достаточный уровень дохода без недостижимой разницы между богатыми и бедными, социальная справедливость и бережное отношение к природе. Ближе всего к идеалу Швейцария, Австрия, Германия, Норвегия и Швеция. Эти страны научились избегать быстрой гонки капитала и разумно распределяют ресурсы своих земель. Например, в Норвегии государство до 70‑х годов не приступало к разработке своих месторождений нефти. Сегодня не тратит сверхприбыли от продажи нефти, а перечисляет в резервный фонд будущих поколений. В этом фонде уже более $878 млрд, которые поддерживают экономику Норвегии сегодня и будут поддерживать ее завтра, когда природные ресурсы исчерпаются. Такой заботы о будущем очень не хватает сегодня Украине.

Оптимизма и веры в собственные силы у украинцев сегодня достаточно, чтобы совершить экономическое чудо. Но для этого нужно уменьшить уровень коррупции в стране — это главное условие рывка. Еще нужна хорошая судебная система, которая помогала бы гражданам отстаивать свое право собственности. Нужно создавать условия для внутренних инвестиций, чтобы богатые украинцы не хранили свои деньги на Кипре, а вкладывали в развитие экономики страны. Кроме того, необходимо по примеру Швеции или Германии помочь работникам создавать независимые профсоюзы. Например, в Швеции такие профсоюзы получают на руки документы о финансовом состоянии предприятия, работники понимают, от чего зависит их зарплата и заинтересованы в эффективности собственного труда, в обучении и качестве результата. Важно, чтобы украинцы осознавали свою ответственность за кредиты от МВФ, в которых Украина нуждается,— это не подарок, а долги для будущих поколений украинцев, потому решение о суммах нужно принимать обдуманно и осторожно, брать не больше, чем нужно, чтобы покрыть дефицит бюджета.

Главные реформы для всех нас еще впереди — это реформы системы отношений от локального до глобального уровней. В 1948 году ООН допустила большую ошибку, выдвинув Всеобщую декларацию прав человека, не предложив при этом Всеобщей декларации обязанностей. В результате даже в эффективных государствах правительства перегружены защитой этих прав, часто путем нарушения прав в странах третьего мира.

Чтобы граждане США жили по принципам декларации, государство дешево покупает ресурсы третьих стран мира и дорого продает им свои товары. Точно так же не сбалансировано потребление воды в мире, отношение к разным религиям и культурам. В нынешней конкуренции невозможно справедливое распределение ресурсов, а потому мы все чаще живем войнами.

Несколько последних лет я работал над Всеобщей декларацией обязанностей человека, в которой говорю, что каждый из нас должен принять ответственность за свою семью, город, государство, использование ресурсов природы. Их на планете становится все меньше. Нам все равно придется перейти к новой парадигме — чувства ответственности и сотрудничества.

В Украине в этом году появился народ, готовый так жить. Очень важно, чтобы этот опыт мы смогли преобразовать в урок для всего мира и миссию для Украины».

http://nvua.net/opinion/gavrylyshyn/s-ukrainy-mozhet-nachatsya-transformaciya-evropy-27982.html