July 1st, 2014

Каспий. "Слабые звенья" безопасности

Время «индивидуальной многовекторности» прошло. Однополярный мир закончился, глобализация не тотальна, она успешно замещается региональными центрами, и главное для политического истеблишмента любой небольшой страны в настоящее время — правильно определить единственный для себя такой центр. И только такой выбор скоро станет гарантией существования для многих и многих стран.
Каспийский регион после развала СССР в силу большого ряда причин, а прежде всего — став связующим звеном двух конфликтогенных зон Кавказа и Средней Азии — сразу изменил свой геополитический статус. Из внутреннего водоема для двух всегда вполне договороспособных в каспийском вопросе стран Каспий превратился в ареал перманентных ожиданий серьезной дестабилизации с участием уже пяти субъектов международных отношений. Свою большую лепту в формирование этого нового статуса внес, конечно, и энергетический фактор.
Основным гарантом сохранения стабильности в Прикаспии все это время являлась Россия с ее региональным военным потенциалом, вкупе с достижением консенсуса с другой каспийской державой, Ираном, выполнявшим функцию сдерживания. Определенную роль, конечно, сыграла и умеренность политики других стран «пятерки», сумевших, к примеру, преодолеть втягивание внерегиональных сил в сомнительные военно-политические проекты типа американского «Каспийского стража» «Caspian Guard Initiative». Впрочем, эта умеренность Баку, Ашхабада и Астаны в значительной мере объяснялась и нежеланием конфронтации с Россией с ее Каспийской флотилией, доминировавшей и продолжающей безусловно доминировать в акватории Каспия.
Но все меняется.

Часть 1: http://www.caspiania.org/2014/07/04/militarizaciya-i-slabye-zvenya-kaspijskoj-bezopasnosti/