June 11th, 2014

Тюркский саммит-2014

http://kavpolit.com/articles/tjurkskoe_bratstvo_i_evrazijskaja_integratsija-5781/


Тюркский саммит. Бодрум. 4-5 июня.

1) Тюрки активизируют гуманитарное сотрудничество. В частности, по линии диаспор.
Принято решение о создании тюркского ТВ (инициатива Назарбаева)

2) Дебют Бердымухамедова. Ашхабад форсирует западный вектор своей газовой политики
мини-Каспийский саммит в кулуарах Бодрума Гюль-Алиев-Бердымухамедов.

Об интересах Китая в ЦентрАзии

http://www.globalaffairs.ru/studconf/Tcentralnaya-Aziya-na-pritcele-Kitaya-posledstviya-dlya-Rossii-16693


Цитата:
«Украинский кризис» высветил возрастающую значимость Китая, особенно для России, которая в свете текущей «конфронтации» с Западом, рискует превратиться в «младшего партнера» Пекина. Для укрепления своих позиций в диалоге с Китаем Москве, видимо, придется реанимировать утраченный из-за «последних событий» серьезный внешнеполитический актив – поддержание нормальных отношений с Западом и с Соединенными Штатами, в частности – и умело его использовать в конкретное время и в конкретной ситуации. Подспудно на китайском направлении Москве остается разыгрывать с особой осторожностью и «индийскую карту», при том, что новые власти Индии во главе с Нарендрой Моди уже просигналили о важности укрепления индийско-российского стратегического сотрудничества. В любом случае главная задача – уйти от крутых перекосов в сторону западного или восточного векторов; найти оптимальный баланс между ними.
Политика КНР в отношении Центральной Азии формируется под влиянием различных факторов – как внутренних, так и внешних, при сохранении устойчивых тенденций привязывания региона к собственному развитию. Драйверами этой политики остаются: удовлетворение все возрастающих собственных энергетических потребностей, нахождение дополнительного рынка сбыта китайских товаров; обеспечение «сбалансированного» развития своих западных территорий. Немаловажное значение для Китая имеет борьба с сепаратистскими и экстремистско-террористическими группами в регионе, особенно на фоне сохранения очагов «нестабильности» в СУАР в связке с неопределенностью развития ситуации в Афганистане после 2014 года.
Что касается экономической экспансии Китая в Центральной Азии, расширения китайского присутствия в энергетическом секторе региона, то оно в ближайшей перспективе будет только возрастать. Последнее не дает основания винить Пекин в геополитических устремлениях в Центральной Азии, так как интересы КНР в регионе вытекают, прежде всего, из его внутренних потребностей. К тому же Китай занимает те «ниши» в регионе, в которых России практически нет, не говоря уже об «издержках» политики России на центральноазиатском направлении. «Сравнительные преимущества» российских позиций в регионе – включая исторические, культурные связи – не стали в полной мере оплотом влияния Москвы в Центральной Азии. А в Пекине давно поняли, что использование экономических инструментов влияния намного эффективнее, чем ставка на «жесткую силу» в регионе.
Однако дальнейшее наращивание экономического влияния Китая в Центральной Азии транслируется в «геополитический вызов» позициям России в регионе, в том числе на пути продвижения Таможенного союза. В этих условиях Россия, скорее всего, будет исходить из стратегии «Сдерживание–Кооперация», которая послужит основой для взаимодействия Москвы и Пекина в Центральной Азии. С одной стороны, это – держать Китай на определенной дистанции: Кремлю остается «деликатно» обозначить «пределы» дозволенности китайскому присутствию в регионе, во избежание в перспективе прямого столкновения интересов Москвы и Пекина в Центральной Азии. Это не означает, что Китай является геополитическим врагом России. Напротив КНР – это важный стратегический партнер РФ. На фоне углубления «украинского кризиса» и как следствие ухудшения отношений России и Запада сотрудничество и поддержка Пекина для Москвы имеет важное значение. С другой стороны, серьезного внимания заслуживает укрепление совместных усилий России с Китаем и другими заинтересованными сторонами в вопросах нейтрализации угроз сепаратизма, экстремизма, терроризма и наркотрафика, особенно в свете ухода основного контингента сил западной коалиции из Афганистана до конца текущего года. Возможно, есть необходимость разработки «набора» дополнительных мер по обеспечению безопасности в регионе в рамках ШОС, в случае обострения ситуации в Афганистане и экспорта нестабильности в страны Центральной Азии"

США и Китай и интересы в Украине

США продолжают "искушать" Китай "победами" в Украине. И это не единичное мнение: http://globalpublicsquare.blogs.cnn.com/2014/06/06/the-big-winner-from-ukraine-crisis-china/.
Надо отметить, что не без оснований.

Обратим внимание: председатель Си Цзиньпин официально поздравлял Порошенко с победой на выборах.
В отличие от президента Владимира Путина, который до сих пор не сделал этого.
Пекин также делегировал на инаугурацию своего представителя - министра культуры КНР.
(Кстати, закономерно, что именно министра культуры - это отдельная тема)

Зачем это США? Учитывая, что Китай уже давно объявлен как "единственный геополитический соперник" Вашингтона.
Интерес США в данном случае: именно Украина. Как фактор сдерживания России.
Первое. Усиление китайцев - это банальный вопрос в цене. Понятно, что китайский мигрант - это дешевле, чем поддержка коренного населения страны.
Попутно добавим еще две мотивации:
Второе. США продолжают демонизировать Китай, преувеличивая его влияние и досрочно выкрикивая о победах (которых еще нет и близко). Например, можно ли считать "победой" провал строительства "Воздушного экспресса", страсти вокруг аграрного кредита и недавний подкоп под проекты газификации угля?
Третье. США подразнивают Россию, пытаясь вбить клин в российско-китайские отношения.

Зачем это Китаю? Прежде всего, из Пекина собственное видение карты мира. И в частности, раскладов в Евразии.
Китай заинтересован в стабильной и целостной Украиной, с которой связывает отдельную полномасштабную программу сотрудничества. Но и факты сближения Китая и России тоже не следует отбрасывать: http://mixednews.ru/archives/58518.

Если уж на то пошло, Китай - потенциальный "победитель" не только в Украине, но и во всем евразийском пространстве. И это вдвойне усиливает ужас Вашингтона: боролись с одной "евразийской империей", а получили. Сразу две в одном.

Полный ШОС)